Виктория Сенчугова

Прихожане Спасо-Парголовского храма под духовным руководством протоиерея Кирилла (Борисова) совершили паломническую поездку в Псково-Печерскую обитель и монастырям Псковской земли.

Мы выехали под накрапывающем дождиком в Петербурге и через несколько часов оказались в белоснежной сказке. Псков встречал нас пушистым снегом. Запорошённые деревья, тихо падающее снежинки, приземистые стены одного из древнейших псковских монастырей – Снетогорского, границы реальности стерты, ты как будто оказываешься вне времени.


Снетогорский женский монастырь Рождества Пресвятой Богородицы





История обители величественна и сурова. Основателем и первым игуменом Снетогорского монастыря был св. Иоасаф, принявший вместе с братией монастыря мученическую кончину во время нападения на Псков ливонских рыцарей. Здесь 13 сентября 1472 г. торжественно встречали невесту великого князя Московского Ивана III Софью Палеолог, племянницу последнего Византийского императора. Тут подвизались в начале своего иноческого пути прпп. Евфросин Спасо-Елеазаровский и Савва Крыпецкий. Этот монастырь был традиционным местом пострижения и упокоения псковских князей. В 1804 г. монастырь был превращен в архиерейский дом. В начале 1920-х архиерейский дом был закрыт. В бывших монастырских зданиях разместился дом отдыха, а позднее детский санаторий. Во времена Второй мировой на территории обители был расположен штаб немецкой армии группы «Север», отсюда осуществлялось руководство блокадой Ленинграда. В 1993 г. монастырь возвращен Православной Церкви. С этого времени здесь образована женская обитель. Сегодня в Снетогорском монастыре проживает около ста человек. То, что удалось сделать за небольшой в общем-то срок - зачастую терпя лишения, не имея порой самого элементарного и необходимого, иначе как чудом и не назовешь. Как еще, если не милостью Господа объяснить все, что удалось преодолеть, вернуть, построить. О том же, какая разруха и запустение царили здесь, сегодня напоминают, пожалуй, только руины колокольни, достигавшей в высоту 86 м. Духовник монастыря – архимандрит Гермоген (Муртазов), хорошо известный на Северо-Западе России. Тридцать лет служил он в Пюхтицском монастыре в Эстонии, но когда Прибалтийские страны отделились, то не захотел принимать их гражданство и переехал в Печоры. Он вместе с игуменьей Людмилой, которая упокоилась в 2015 году, поднимали монастырь из руин.

Помолившись и заказав требы, мы поехали в Печоры.



История Псково-Печерского монастыря берет начало со своих знаменитых пещер, которые были открыты за 80 лет до основания монастыря, в 1392 году. В XIV веке на склоне нынешней Святой горы монастыря рос густой лес. Как рассказывает летопись, местный крестьянин Иван Дементьев рубил там деревья, одно из них повалилось под гору, и под его корнями открылось устье пещеры. Над нею была начертана надпись: «Богом зданныя пещеры». Кем и когда сделана эта надпись, неизвестно. По местному преданию, здесь жили иноки, бежавшие из Киево-Печерской лавры от набегов крымских татар. Основателями же монастыря были даже не монахи, а супружеская пара: священник Иоанн Шестник и его матушка Мария. Они поселились в этих местах в поисках пустынной жизни и покаяния. От суровой работы матушка заболела и перед кончиной приняла постриг с именем Васса. Когда она скончалась, отец Иоанн, совершив чин отпевания, закопал гроб с телом при входе в пещеры. На следующий день он обнаружил гроб на поверхности. Решив, что пропустил какое-то место в чине отпевания, о. Иоанн совершил чин вновь и опять закопал гроб. Но когда чудо повторилось, он увидел в нем Божию волю, сделал в стене нишу и поставил туда гроб. После этого гроб никуда не исчезал, причем от него не исходило никакого дурного запаха. С тех пор всех насельников монастыря хоронят в Богом зданных пещерах, не засыпая землей. По смерти супруги Иоанн и сам принял иноческий образ с именем Иона. Как и преподобная Васса, он причислен к лику Псково-Печерских преподобных.

Монастырь никогда не закрывался, даже в советское время. Когда в правление Хрущева Н.С. в монастырь пришел указ о его закрытии – настоятель, архимандрит Алипий, прошедший Великую Отечественную артиллеристом, сказал, что вместе с другими монахами-фронтовиками они займут круговую оборону по периметру укреплённых средневековых стен обители: «Вам останется только бомбить нас с воздуха». И чиновники отступили.

Обитель привлекала паломников во все времена. Кто-то ехал к святыням, кто-то – за советом старца.

Среди особо почитаемых старцев обители – преп. Лазарь Прозорливый, недавно канонизированный прп. Симеон (Желнин) (1869-1960), подвизавшийся в обители 67 лет, схиигумен Савва (Остапенко), схиархимандрит Агапий (Агапов), архимандрит Нафанаил (Поспелов), архимандрит Серафим (Розенберг), архимандрит Иоанн (Крестьянкин) валаамские старцы и множество других подвижников благочестия. Мы приехали в монастырь как раз к всенощному бдению. Молитва в монастыре более сосредоточена, внимательна. Каждый паломник переживает здесь особое состояние души. Мы помолились на всенощной в соборе Архангела Михаила и приложились к деснице мученицы Татианы и привезенным из Свято-Успенской Вышенской обители частице мощей святителя Феофана Затворника и чудотворной Казанской иконе Божией Матери.

В это воскресенье начинается очень важное для каждого верующего человека –период духовной подготовки к Великому посту, первая подготовительная неделя – Неделя о мытаре и фарисее. «Как мытарь и мы, ударяя себя в грудь, в сокрушении будем взывать: «Будь милостив, Боже к нам, грешным!» – чтобы за это получить отпущение» (Из Триоди Постной).

В воскресенье мы поспешили на раннюю литургию в Успенский пещерный храм. В храме хранятся главные святыни обители: икона «Успение Божией Матери» и икона «Умиление Божией Матери Псково-Печерской». В глубине Успенского собора, у стены с южной стороны покоятся мощи преподобномученика Корнилия. Мы помолились за литургией, причастились Святых Христовых Таин. После литургии мы посетили келью всем известного и всеми любимого старца архимандрита Иоанна (Крестьянкина), люди со всей страны приезжали к нему за советом и утешением. Все здесь сохранилось как при жизни батюшки. На стенах иконы, портреты, фотографии. Келья очень уютная, теплая, в ней радостно и благодатно. Мы прикладываемся к иконам, к мантии преподобного Амвросия Оптинского, кресту, епитрахили и мантии самого батюшки Иоанна. Отец Кирилл помазывает нас святым елеем и кропит святой водой. Мы получаем в подарок просфоры, конфеты и небольшие книжечки отца Иоанна.

Потом мы долго стоим и наслаждаемся мощным величественным колокольным звоном Печор и идем в «Богом зданные пещеры». В ближних пещерах покоятся мощи основателей монастыря прпп. Марка, Ионы, Вассы и преп. Лазаря Прозорливого. Прикладываемся к ним и с монахом проходим в дальние пещеры. Освещают путь только горящие свечи. Вокруг чистый воздух, длинные лабиринты темных туннелей, звенящая тишина и мягкий песок под ногами. Невольно хочется не отстать от группы и не упустить из виду монаха, который идет впереди по узкому коридору. Температура в пещерах раньше была +5, сейчас около +9, в них 7 тупиковых улиц общей протяженностью 217 м. В пещерах почивают около 10 тысяч останков, здесь похоронены насельники монастыря, воины – защитники монастыря, благотворители и мирские люди много потрудившиеся в обители. На стенах – надгробные керамические плиты – керамиды, рассказывающие о захоронениях. Мы прикладываемся к захоронениям архимандрита Иоанна (Крестьянкина), митрополита Вениамина (Федченкова), схиигумена Саввы (Остапенко). Молимся в пещерной церкви Воскресения Словущего.

Выходим из пещер и подымаемся на Святую горку, холм над входом в пещеры. Поднимаясь на горку, видишь деревянную церковь в честь Псково-Печерских преподобных отцев, старинные дубы. Под ветвями одного из дубов, лежат два огромных камня; один глубоко врос в землю, другой высоко выдается из нее. Здесь, на этих камнях, по преданию охотники увидели пустынника Марка, первого старца Печерского.



С высоты холма мы полюбовались на храмы монастыря, мощные кроны деревьев, радостно играющих белочек и пошли в Сретенский храм, в котором покоятся мощи преп. Симеона (Желнина). Отец Кирилл отслужил молебен у мощей святого и помазал нас святым елеем.

Последним местом нашего паломничества стал Спасо-Мирожский мужской монастырь, он расположен во Пскове при впадении реки Мирожа в реку Великую.

Спасо-Преображенский Мирожский монастырь – один из древнейших в России. Находится он на левом берегу реки Великой, при впадении в нее небольшой речки Мирожки. Считается, что своим названием приток обязан слову «мрежи», «сети», поскольку около монастыря издавна располагались рыбные ловли.

Точная дата монастыря не известна, равно как и имя его создателя. Историками принято считать основателем монастыря святителя Псковского и Новгородского епископа Нифонта, жившего в 12 веке. Существует легенда, что для сбора денег на постройку храма святитель самолично обходил купеческие дома с расписной чашей. Как и многие монастыри в то время, Мирожский монастырь служил крепостью, в которой не только монахи, но и миряне могли спрятаться за крепкими стенами от постоянных набегов врагов. С этими кровавыми страницами истории связан почитаемый в монастыре святой Василий, настоятель, убитый в 1299 году. Именно здесь вели псковскую летопись, монастырь обладал богатой библиотекой, имел крупную мастерскую переписчиков (здесь был переписано и сохранено «Слово о полку Игореве») и иконописную мастерскую. Мирожская обитель была одной из самых богатых на псковской земле, занимая почти всю пойму реки Мирожи, имела большое хозяйство с мельницами, кузнями, хозяйственными дворами. После революции монастырь был упразднен. Возрождение обители началось в 1994 году. После семидесятилетнего перерыва в обители возобновилась монашеская жизнь, зазвучала молитва. Первыми насельниками возрождающейся обители стали монахи Свято-Успенского Псково-Печерского монастыря.

В монастыре находится Спасо-Преображенский собор, 12 века, который знаменит на весь мир благодаря своим фрескам. Древний собор Преображения Господня – самый первый каменный храм Пскова и единственный храм византийского типа. Он построен более восьми веков назад, в 1155-1156 годах. Преображенский собор полностью был расписан спустя два года после завершения строительства первоклассными греческими мастерами, приглашенными епископом Нифонтом. До наших дней дошли практически все фрески собора.

Исследователи не перестают восторгаться огромным многообразием и обилием сюжетов мирожских фресок. Мирожские росписи изображают 172 сюжета. По многообразию с ними могут сравниться разве только несколько мозаичных храмов в Сицилии, которые также исполнены византийцами. Это объясняется единой задачей, которая была поставлена перед мирожскими и сицилийскими иконописцами – просветительство и проповедь христианства.

Мирожские мастера использовали все цвета, свойственные средневековой живописи. Основу составляет плотный ярко-голубой и малахитовый фон, на котором выделяются изображения, написанные разбеленными красками самых различных оттенков.

Как пояснила нам экскурсовод, все краски, использованные для росписи, – природного происхождения и приготовлены они из полудрагоценных камней и минералов. Весь ярко голубой фон — это натуральный перетертый лазурит, который везли в Псков XII века из Бадахшанского ущелья в Афганистане, а «позем» — зеленая часть — натуральный малахит. Поэтому в яркие солнечные дни фрески ослепительно сияют и переливаются под лучами солнца. Довольно мистична сама история фресок. В XVII веке они были забелены, но, как оказалось – промыслительно, поскольку это способствовало их спасению. Они были открыты из-под штукатурки в конце XIX века. Открытие и восстановление самих древних фресок началось в начале XX века и продолжается и по сей день.

Монастырь стоит на реке Великой с первой половины XII века и его нередко затапливали и затапливают паводки, совсем недавно, в 2011 году, уровень воды в реке поднялся до отместки 544 сантиметра, при критическом показателе 412 сантиметров.

Фрески были обнаружены совершенно случайно, ведь в XVII веке они были забелены и заштукатурены. Раскрыли их во время ремонта в конце XIX века: сняли штукатурку и — обомлели. Впрочем, тогда фрески переписали новыми красками, соблюдая рисунок и колорит.

Работы по реставрации старинных фресок, над которыми в XII веке работали греки начались в 1920-х годах и продолжаются до сих пор. Дело в том, что самое важное для реставрации — поймать тот момент, когда надо остановиться, чтобы не снять больше. Это занятие кропотливое и очень ответственное.



Мы прошли и помолились в действующем монастырском храме Апостола и Первомученика Стефана.

Надвратный трапезный храм, очень нарядный и светлый. Храмовый иконостас выполнен фресковой роспись архимандрита Зенона, одного из самых известных современных иконописцев, а среди почитаемых святынь – чудотворная икона Божией Матери Мирожская Оранта. Богородица изображена с воздетыми к небу руками, по сторонам её вверху изображены архангелы Гавриил и Михаил, под ними - Святой князь Довмонт и его супруга Мария Дмитриевна.

На этом наше паломничество закончилось, мы возвращаемся домой.

«Не случайно народ наш так любит паломничать, потому что по опыту те, кто паломничают, знают: после посещения святынь чувствуешь себя иначе, обогащаешься ведением, знанием, опытом, и, в первую очередь, духовным опытом переживания присутствия святыни». (Патриарх Кирилл)

Фотографии: Виктор Грибалев

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]