Виктория Сенчугова

11-12 марта паломники Спасо-Парголовского храма поклонились святыням Великого Новгорода.

Наше паломничество началось в Родительскую субботу во 2-ю Седмицу Великого поста, когда в церквях возносятся молитвы к Престолу Божию о всех скончавшихся православных христианах. Мы приехали в Свято-Юрьев монастырь к Евхаристическому канону и к литии об усопших. Службу возглавлял епископ Юрьевский Арсений, викарий Новгородской епархии. В своей проповеди он подчеркнул, что нам непременно надо молиться молиться за усопших, тем самым мы свидетельствуем свою любовь к ним, выражаем сострадание, милосердие, поскольку церковными молитвами участь умерших может изменяться к лучшему. Мы приложились к мощам святителя Феоктиста Новгородского и иеродиакон Феоктист провел нам экскурсию по монастырю.

Он рассказал, что Юрьев монастырь, основанный еще в 1030 году великим князем Ярославом Мудрым, считался первым среди новгородских обителей, именуясь Лаврой. Он переживал и времена расцвета, и времена запустенья.

Началась наша экскурсия со Спасского собор Юрьева монастыря, построенного в середине 19-го века. Он символизирует собой один из самых ярких периодов жизни обители – времена архимандрита Фотия. Благодаря ему, построена большая часть храмов и зданий монастыря. Он привлёк многочисленные пожертвования и привёл в ктиторы обители свою духовную дочь графиню Анну Орлову-Чесменскую, дочь знаменитого екатеринского фаворита – графа Алексея Орлова. За очень короткий срок монастырь был буквально отстроен заново, были воздвигнуты помимо Спасского собора, церкви Всех Святых и Неопалимой Купины, Крестовоздвиженский собор, 52-метровая колокольня, монашеские корпуса и многое другое. Самый большой монастырский колокол звался «Неопалимая купина» и весил 2100 пудов (33,6 тонны). Иконы Георгиевского собора были украшены серебряными окладами с бриллиантами, рубинами, аметистами. Архимандрит Фотий возродил в обители общежительный устав и древний чин богослужений.

Главный храм обители – Георгиевский собор поразил нас своим монументальным величием, устремленностью вверх, к небу. Сам монастырь до падения Новгородской республики считался княжеским и до 14 века в Георгиевском соборе была княжеская усыпальница. Храм очень холодный и богослужения совершаются в нем несколько раз в год, т.к. продолжаются работы по реставрации и археологические раскопки.

Мы помолились в соборе и по длинной винтовой лестнице – «восходному столпу», так называли такие башни на Руси, поднялись сначала на хоры – длинный балкон над западной частью храма. Это особенность всех княжеских храмов. «Хоры», несмотря на название – не для хора, а для князя и его семьи. Князь-государь, как посредник меж Богом и своими подданными, стоял на молитве «меж небом и землёй» – на середине высоты храма.

После долгого подъема мы достигли купола северо-западной башни, где сохранились фрески XII века. Тремя ярусами-хороводами святые на фресках обнимают маленькое пространство. Одни – в простенках меж окон, другие выше окон, третьи – в четырёх медальонах под куполом. Это место уединенных монашеских богослужений, и фрески точно соответствует духу аскезы, уединения и отречения от мира. На белом фоне, как будто очищенном от всего мирского и земного, проступают, исполненные в скупом колорите, изображения Спасителя и Богоматери, св. Георгия, евангелистов, святителей и преподобных.

В 1921 году было принято решение об экспроприации имущества и ценностей монастыря. Все несметные богатства монастыря были вывезены, а в 1929 году монастырь был закрыт.

Во время Великой Отечественной войны здесь располагались немецкие и испанские воинские части. В Георгиевском храме жгли костры, здания монастыря подверглись серьезным разрушениям. После войны и до конца 1980-х годов на территории монастыря жили люди, размещались почта, техникум, техническое училище, музей, продовольственный магазин и художественный салон.

Сейчас монастырь возрожден к жизни, в монастыре расположено Новгородское духовное училище.

Нас угостили вкусной монастырской трапезой, и мы поехали в церковь Спаса Преображения на Ильине улице, где сохранились фрески Феофана Грека, единственные из его монументальных работ, сохранившихся в России.

Трудно описать пронизывающее чувство, возникающее, когда, находясь внутри храма, поднимаешь глаза к куполу. На нас взирает Христос Вседержитель (по-гречески Пантократор), который написан в образе грозного Судьи - напоминая нам о Страшном суде и вызывая чувство покаяния, вины и греха. Кажется, что светящиеся глаза видят тебя насквозь.

«Я видел очи Господа, …приводящие глаза человеческие в трепет», - именно это описание встречи со Всевышним праотца Еноха как нельзя лучше подходит к фреске Феофана Грека.

Почти монохромный колорит и контрастное высветление бликов на лице и одежде – уникальный творческий прием Феофана. Поверх коричневых, красноватых и желтых тонов он накладывал белильные мазки, придавая движение всему изображению. Фрески буквально светятся изнутри Нетварным, Божественным светом. В этом можно увидеть Божественные энергии, которые пронизывают человека и возрождают его к новой жизни, что, очевидно, навеяно учением Григория Паламы.

К сожалению, время и пожары повлияли не пощадили фресковый ансамбль церкви Спаса Преображения. Но и дошедшие до нас фрагменты, которые можно увидеть, поражают.

Мы посетили церковь апостола Филиппа и Николая Чудотворца на Нутной улице, после хрущевской антирелигиозной кампании она оставалась единственной действующей церковью в городе.

По воспоминаниями архиепископа Льва (Церпицкого): «в большие праздники молиться там было очень трудно, потому что народу собиралось столько, что стены «плакали». Очень необычно, что две церкви построены на одном основании и находятся под одной крышей. Мы приложились к святыням храма: иконе св. муч. Пантелеймона с частицей мощей, списку Старорусской иконы Богородицы величиной более 2-х метров.

Затем мы поехали во Владычную (Грановитую) палату, построенную, согласно летописи, по инициативе святителя Евфимия Новгородского в 1430–1440-е гг. Палата – уникальный в истории древнерусской архитектуры памятник, выполненный в стиле западноевропейской готики.

Первым мы посетили готический зал – одностолпный зал со сводчатым готическим перекрытием, расположенный на верхнем этаже Владычной палаты.

В готическом зале мы полюбовались уникальными произведениями византийского, древнерусского и западноевропейского ювелирного искусства V – XV вв. Нам показали византийские ювелирные изделия – золотые височные кольца и наперсные кресты, камеи, ларец из слоновой кости и иерусалим (малый сион) Софийского собора. Мы оценили искусство новгородских ювелиров – наперсные иконки и кресты, панагии, софийский панагиар, ювелирные украшения из археологических раскопок, а также произведения, выполненные в сложнейшей технике перегородчатой эмали.

Потом мы прошли по палатам с произведениями древнерусского ювелирного искусства: архиерейскими посохами, митрами и панагиями, напрестольными Евангелиями и крестами, евхаристическими сосудами, иконами в окладах, кадилами и водосвятными чашами.

В палате на Владычном дворе протекала жизнь новгородских святителей, много сделавших для Новгорода, прославления его истории и святынь. Многие из архиереев были причислены к лику святых. В палатах представлены драгоценные кресты и иконы с изображением святителей; их личные вещи – шапочка епископа Никиты; ларец архиепископа Евфимия II, рукомой патриарха Никона.

Нам показали макет-реконструкцию Владычной палаты и мы прошли в келью архиепископа Иоанна, украшенную фресками XV в. и росписью начала XIX в.




Роспись ниши слева от входа в Готический зал. XV-XIX вв.

Наконец, мы прибыли к главной цели нашего паломничества – в Варлаамо-Хутынский монастырь.

Одна из самых известных обителей новгородский земли, которую основал преп. Вараллам и где хранятся его святые мощи. Монастырь всегда находился под его заступничеством и покровительством. Преподобный неоднократно являлся паломникам и инокам обители вразумляя, наставляя, совершая чудеса исцеления.

Монастырь пережил ужасные годы полного разрухи в Советское время. Бомбежки и артобстрелы в годы Великой Отечественной войны превратили в руины монастырские строения.

Реставрационные работы начались в монастыре лишь в 1976 году, но еще в 1991 году, когда обитель передали Церкви, она представляла собой печальное зрелище. Трудно было поверить в возрождение монастыря. Сейчас это сложно представить, монастырь очень благоустроен и красив.

После размещения и трапезы мы поспешили на всенощное бдение в Спасо-Преображенский собор, воздвигнутый на месте видения Божественного света преподобному Варлааму («видев знамение лучи Божествепныя, и того ради церкви Преображения Господа и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа воздвиже»).

На следующее утро мы пошли на литургию, которую возглавил митрополит Барнаульский и Алтайский Сергий. Служба прошла на одном дыхании. В своей проповеди епископ Сергий отметил, что мы сегодня празднуем память святителя Григория Паламы и вспоминаем его учение о Божественном Фаворском свете – свете, который явил Христос на Фаворе ученикам и который был видимым явлением Божественной энергии, Божественной благодати. Он призвал нас быть внимательными в нынешнее непростое время, так как сейчас многие учения тоже говорят о свете, энергиях, но есть свет Божественный и свет демонический, как пишет апостол «сам сатана принимает вид Ангела света» (2 Кор. 11, 13-15). Поэтому христианам не должно увлекаться различными эзотерическими учениями, а твердо держаться православного вероучения, чтобы не попасть дьявольские сети.

Подкрепившись монастырской трапезой, мы отправились на соборование. Игумен Макарий летал между рядами молящихся, скорее поливая, чем помазывая елеем. Было радостно и по-домашнему уютно.

Напитавшись благодатью и попрощавшись с белоснежной обителью преп. Варлаама, мы отправились в родные пенаты. Несколько часов дороги пролетели незаметно и вот мы уже у стен родного храма.

Вси святии, в земле Новгородской просиявшии, молите Бога о нас!

Фотографии: Виктор Грибалев

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]