Виктория Сенчугова

23–24 марта 2019 года паломники Спасо-Парголовского храма под духовным руководством протоиерея Кирилл Борисова совершили поездку в Иверский монастырь и Вышний Волочёк.

Ранним субботним утром автобус с паломниками отправился в дальнее путешествие. Всю дорогу нам сияло солнышко на ярко-голубом небе. Дорога пролетела незаметно и уже в полдень мы входили в ворота Иверского монастыря. «На небе – рай, на земле Валдай», так говорил об этом монастыре святейший патриарх Никон, основатель обители.

Святейший Патриарх Кирилл писал: «Промыслом Божиим уцелели все главные творения Святейшего Патриарха Никона, в первую очередь — уникальные соборы основанных им монастырей: Воскресенского Ново-Иерусалимского под Москвой, Иверского на Валдае и Крестного на Кий-острове в Белом море. Архитектурный облик, святыни и посвящения многочисленных престолов этих обителей синтезируют образы Иерусалима, Константинополя и Святой горы Афон, устремляя наши помыслы к предвечному Первообразу — Царству Небесному, уготованному праведникам. Вместе с тем, патриаршее церковное строительство отражает вековые представления о Руси как Третьем Риме и Втором Иерусалиме — предвестнице грядущего Царства Святого Духа на земле».

В 1652 году, по поручению царя Алексея Михайловича, тогда еще Новгородский митрополит Никон отправляется в Соловецкий монастырь для перенесения в Москву мощей святителя Филиппа митрополита Московского. Святитель пострадал в правление Иоанна Грозного в 1568 году за обличение царских беззаконий и жестокостей. Будущий Патриарх уже вынашивал замыслы об устроении в новгородских пределах новой обители. Во время плавания по Белому морю он в тонком сне «видех святаго Филиппа митрополита способствующа и укрепляюща на сие благое дело». Пробудившись от сна, Владыка Никон дал обет устроить на острове Валдайского озера монастырь во имя Иверской иконы Богородицы и святителя Филиппа. С этого времени митрополит Филипп становится Небесным покровителем Иверского монастыря. Митрополит Никон с торжественным шествием возвратился с мощами святителя Филиппа в Москву. В специальной грамоте царь Алексей Михайлович перед мощами святителя Филиппа принес покаяние за своего «прадеда» Иоанна Васильевича и признавал его вину в мученической смерти святителя.

Вступив на первосвятительский престол, Никон высказал свое намерение, основать монастырь на Валдайском озере, царю Алексею Михайловичу. Государь одобрил просьбу Патриарха и выделил из государственной казны огромные средства для скорейшего построения обители. Летом 1653 года первосвятитель послал на место строительства искусных зодчих, множество людей и строительных материалов, а к осени были построены и готовы к освящению две деревянные церкви. Соборный храм был освящен в честь чудотворной иконы Иверской Божией Матери, а теплый — во имя святителя Филиппа митрополита Московского.

Иверский монастырь создавался как великолепная ковчежница для великой святыни — нового списка Иверской иконы Божией Матери, украшенной золотым окладом, драгоценными камнями и жемчугом. Главный аспект замысла новой обители связан с тем значением, которое имеет Иверский образ для Святой горы. Согласно афонскому преданию, икона Пресвятой Богородицы чудесно пришла туда в X веке по морю в столпе света, достигавшем неба. Образ был торжественно помещен в алтаре со-борного храма Иверского монастыря, но неоднократно обнаруживался над вратами обители. Монахи с недоумением возвращали икону на свое место, пока Пресвятая Богородица не явилась одному из них в видении, говоря, что Она пришла не для того, чтобы быть хранимой, но чтобы Самой хранить монахов, живущих на Святой горе, «и не только в настоящем, но и будущем веке».


Иверский монастырь на Валдае. Гравюра 1824 г.

Иверская обитель создавалась в России как Новый Афон — место молитвенного единения разноплеменного православного монашества, хранимого новым списком чудотворной Иверской иконы Божией Матери. «Слово похвальное Пресвятой Богородице» в книге «Рай мысленный» патриарха Никона поясняет причину, по которой Матерь Божия, любящая и милующая Афонскую гору, направляется в Россию. В греческой стране «от нечестивых сарацин возникло великое притеснение», и Богородица спешит отойти «от богомерзких, содержащих магометанский закон». В России же Пресвятая Дева прославляется по всей земле и «освящает Себе место, подобное старому, и избирает, как жилище второго Сиона, на Святом озере Свой Божественный храм». Новый Афон принимает благодать от первообраза — Святой горы.

При первом посещение строящейся обители, Никон переименовал посад Валдайский в село Богородицкий, а также нарек Валдайское озеро Святым, предварительно освятив его и опустив на дно Евангелие и крест. Сам монастырь в дополнение к прежнему названию был назван Святоозерским.

Образ Нового Иерусалима — Горнего Града, скинии Бога с человеками (Откр. 21:3), являл в представлении Патриарха Никона весь монашеский Валдай. На богоизбранность этого места указало великое знамение — огненный столп, явившийся «от земли до небеси» перед первым приездом в обитель Святейшего Никона. Свет был «паче дневнаго света», и, оповещая о чудесном событии царя, Патриарх Никон видел мысленным взором нетварный Фаворский свет и апостолов, узревших Царство Божие (Мк 9: 1—7).

Для прославления обители по распоряжению Патриарха в нее были перенесены святые мощи Иакова Боровичского. Духовными ктиторами Иверской обители были также Московские святители, Небесные покровители Всероссийских Патриархов. В 1654 году, когда Первосвятитель собрался в свою первую поездку на Валдай, ему во сне явились митрополиты Петр, Иона и Филипп, «будто и они хотят идти... смотреть обитель». Патриарх Никон воспринял это как указание свыше и взял с собой частицы мощей святых чудотворцев Петра, Алексия и Ионы, а также ковчег с частицей мощей святителя Филиппа. Таким образом, новая обитель на Валдае становилась преемницей святости не только Афона, но и Москвы и новгородской земли.

В 1655 году в Иверский монастырь переселилась братия Белорусского Оршанского Кутеинского монастыря в количестве более 70 человек. Переезд был связан с притеснениями православных верующих со стороны униатов. Патриарх Никон писал, что от «этой лавры пошло начало общежительного монашества по всей Белой Руси и Литве».

Патриарх Никон создавал Иверский монастырь как новый очаг монашеской учености, книгопечатания и церковных художеств. Здесь действовала монастырская типография, перевезенная из Кутеинской лавры, отливались колокола, изготавливались изразцы. Насельники владели мастерством резьбы по дереву и прочими ремеслами, переводили иностранные книги.

Святейший Никон созидал Ивер как образ Едема, который, по словам преподобного Ефрема Сирина, «есть место полноты, совершенной целости во всем». Патриарх хотел видеть на Валдае райское изобилие, дивную стройность и чинность везде — от храмов и братских келий до рыбных садков и конюшни.

В 1656 году в обитель была привезена с Афона копия чудотворной иконы Божией Матери. Икона поражала всех своим великолепием и дорогим убранством. По свидетельству Павла Алеппского: «… икона превыше всякого удивления, поражает взор и ум зрителя: нет подобной ей даже в сокровищнице царя, ни в его церквах, ибо мы видели все иконы…».

К сожалению, этот список после 1917 года был утрачен. Сейчас на его месте в Успенском соборе, на правом столпе от солеи, находится новый список Иверской иконы, уже прославившийся чудотворениями.

В XX столетии Иверский монастырь, как и другие обители России, пережил период лихолетья. В 1919 году монастырь был преобразован в Иверскую трудовую артель, а к 1930 году всем насельникам пришлось покинуть обитель. За годы советской власти монастырь сменил ни одного хозяина. На его территории располагались в разные годы историко-архивный музей, музей краеведения, мастерские, госпиталь, дом инвалидов, лесная школа. В 70-е годы на острове, где расположен монастырь, построили жилой поселок, а в нескольких монастырских корпусах открыли базу отдыха.

Иноческая жизнь на Валдае возродилась в 1991 году. Это событие предотвратило надвигающуюся культурную и духовную катастрофу, которая могла бы привести к уничтожению исторического духовного центра. Уже разрабатывался проект об открытии крупного международного туристического комплекса на территории монастыря. Монастырь был передан Русской Православной Церкви в плачевном состоянии, многие здания были сильно разрушены.

Во многом возрождению обители помогло соседство с правительственной резиденцией. Ныне монастырь предстает перед взором паломника во всем своем великолепии. Как и во времена Патриарха Никона, в монастыре возносятся молитвы у Иверской иконы Божией Матери, и над Святым озером по-прежнему плывет колокольный звон.

Мы прошли в главный храм обители – Успенский собор и пропели акафист у Иверской иконы Божией Матери.

После традиционно вкусной трапезы мы побывали на экскурсии по монастырю, полюбовались красотами Валдая, фресками Успенского собора. Экскурсовод обратил наше внимание на необычную композицию на западной стене собора: встреча Иверской иконы патриархом Никоном в 1655 году, и симметрично: встреча Иверской иконы уже патриархом Алексием в 1991 году.





После вечерней службы и трапезы, мы расположились на ночлег в уютной монастырской гостинице.

На следующий день, ранним утром мы попрощались с Иверским монастырем и отправились в Вышневолоцкий Казанский монастырь, обитель с удивительной судьбой и историей.

Монастырь построен рядом с местом чудесного явления чудотворной иконы Божией Матери Казанской. После пожара в городском храме Вышнего Волочка, где хранилась икона, ее обрели около святого источника в трех верстах от города. Подчиняясь желанию «самой Владычицы, на месте явления иконы выстроили часовню» и в ней на возвышении установили чтимый образ Богоматери для поклонения приходящим и проезжающим. На лето для поклонения икону переносили в городской храм. Будущая настоятельница монастыря монахиня Досифея (Салтыкова) поехала на богомолье и в Вышнем Волочке увидела икону Казанской Божьей Матери, которая стояла в храме в центре города. Увидев её, Александра Васильевна вспомнила сон, который ей снился 12 лет назад: «будто идёт по большому лугу, впереди много рабочих людей, которые на вопрос, что они делают, ответили: «Мы, по благословению старцев, строим вам монастырь». Далее видит, что церковь уже готова, и над ней спускается большая икона Казанской Божьей Матери, та самая, которую она увидела теперь в соборе». Поехав далее, по пути она посетила часовню, где «явилась» икона. И тут ей пришла мысль об основании в этом месте монастыря, на что и получила вскоре благословение митрополита Филарета /бывшего тверского архиепископа/.


Вышневолоцкий Казанский монастырь в наше время.

1 января 1871 г. матушка Досифея прибыла на место нового служения: пустое место обнесено изгородью, в корпусе ни икон, ни иконостаса. «По прибытии, прежде всего надо было позаботиться об устройстве церкви. В Петербурге уже были заказаны иконы и иконостас, но платить было нечем; ... также необходимо было поспешить обнести всё место забором, потому что начали приходить сестры, неотступно умоляя принять их. Сколько матушка их ни отговаривала, объясняя, что еще неизвестно, будет ли утверждена община, что капитала нет никакого, бедность и лишения во всем самом необходимом, но их это не пугало, они обещали всё терпеть, так что вскоре собралось человек до тридцати. Всё правило церковное исправляли по монастырскому уставу; молились более по ночам. Обыкновенно, начиная с 11-ти часов вечера, до 4-х утра старались не спать, боясь нападения разбойников. Читали всегда при свете одной лампадки, потому, что по бедности не на что было купить восковых свечей».

Нашлись благодетели и вскоре обитель преобразилась. На средства купца Сивохина Е.Н по проекту архитектора А. С. Каминского был построен один из самых красивых русских храмов – Казанский собор. Грандиозное кирпичное, крестообразное в плане здание, высотой в 21 метр, стало архитектурной доминантой Вышнего Волочка – к изумлению, и восхищению как заказчиков, так и прихожан. Богато декорированные фасады, фигурная кирпичная кладка, стилизованные кокошники, аркатурные пояса, тройные окна, витражи, гигантская арка, обрамляющая западный вход, переброшенная меж двумя массивными башнями – не устаёшь изумляться полёту фантазии архитектора, запечатленной в камне. И пятнадцать глав на башенках – центральная, венчающая громадную ротонду, четыре угловых вокруг нее, четыре над западным фасадом и по две над восточным, северным и южным. Пятнадцатиглавое чудо, вычурное, диковинное, яркое и незабываемое.


Собор в честь Казанской иконы Божией Матери. 1882 г.


Казанский и Андроников собор в настоящее время

С 1885 года в монастыре хранилась древняя греческая икона Божией Матери, писанная, по преданию, святым евангелистом Лукою, и известная под именем Андрониковой, т.к. некогда принадлежала греческому императору Андронику III Палеологу и была им подарена обители городу Монемвасии. Когда во время войны греков за независимость турки в 1821 году разграбили обитель, её настоятель епископ Агапий спас только святую икону и передал её русскому генеральному консулу Н. И. Власопуло, женатому на его родной племяннице. Его сын А. Н. Власопуло передал икону русскому императору Николаю I, и она 30 лет находилась в соборе Зимнего дворца. За это время А.Н. Власопуло разорился и подал прошение с просьбой 25 тыс. руб. вознаграждения за икону или её возврата. Император возвращает икону, она становится собственностью кредитора М. Федорова, у которого её и приобретает купец Е.Н. Сивохин для Вышневолоцкой обители. Икона была торжественно привезена в Вышний Волочек 1 мая 1885 г. Её встречали губернатор Сомов, городские и уездные власти Вышнего Волочка, множество народу. С тех пор ежегодно 1 мая устраивался крестный ход из всех вышневолоцких церквей в Казанскую обитель.

К Андрониковой иконе был приложен вышитый герб Византии – двуглавый орел – это ещё раз подтверждает императорское происхождение древнего образа. На шее Богоматери кровоточащая рана. По преданию, однажды турок-икононенавистник ударил икону ножом. На шее образа Божией Матери появилась рана от удара, а из иконы потекла кровь. В нижней части иконы был приделан футляр, где хранился нож дамасской стали с костяной рукоятью, которым турок нанёс удар иконе.


Андроникова икона Божией Матери

Очень почитал Андроникову Божию Матерь святой праведный Иоанн Кронштадтский, который очень любил и много помогал обители, приезжал в нее. Он много жертвовал обители, особенно на строительство храма в честь Андрониковой иконы Божией Матери. Храм был заложен 1 мая 1897 г. по проекту московского архитектора Н.П. Маркова и освящён 15 сентября 1901 г. отцом Иоанном Кронштадтским.

Интересно, что два монастырских собора, построенные под покровом двух разных икон Божией Матери Казанской и Андрониковой, удивительным образом наглядно отражают разные периоды жизни монастыря. Великолепный внешне – один из красивейших на Руси Казанский собор, построенный мирянином, олицетворял время внешнего благоустроенна обители. Андроников же храм, возникший под руководством духовного наставника, был строг по своей архитектуре и не выделялся внешней красотой, но был великолепен и торжественен внутри.


Вышневолоцкий в честь Казанской иконы Божией Матери монастырь. Нач. ХХ в.

Вышневолоцкий Казанский монастырь к концу XIX века стал самым крупным женским монастырем в Тверской губерния. Его называли «град Божий», на территории его находилось более 40 построек, в обители к концу XIX века подвизалось 700 человек.

После установления Советской власти у монастыря отобрали большую часть из сорока принадлежащих ему зданий – почти шести сотням насельниц предложили разойтись на все четыре стороны. С сентября 1922 г. в помещениях Казанского монастыря разместилась 48-я Тверская стрелковая дивизия. После кончины последней игуменьи монастыря Амвросии Тверская дивизия полностью овладела монастырской землёй и помещениями, превратив Казанский собор в кинозал, а потом – в склад для мусора, колокольню - в водонапорную башню, кладбище – в плац.

В 1991 году монастырь был вновь открыт.

В монастыре упокоились две блаженные старицы. Блаженная Любушка Сусанинская, взявшая на себя подвиг странничества Христа ради. Подвизалась на Петербургской земле, почила о Господе в стенах Казанского монастыря 11 сентября 1997 года. Блаженная старица схимонахиня Мария (Матукасова) понесла подвиг юродства Христа ради на Самарской земле. Одежду не меняла – носила, пока не истлеет. Постоянно таскала с собой 6 мешков – «Грехи Ваши ношу». В конце жизни была пострижена в великую схиму в Оптиной пустыни. Неожиданно со словами «поеду к Любушке» схимонахиня Мария отправилась в г. Вышний Волочек в Казанский монастырь и 14 января 2000 г. преставилась ко Господу. Поклониться останкам двух стариц, попросить их о помощи и заступничестве приезжают в Вышневолоцкий Казанский женский монастырь тысячи паломников со всех концов России.

Мы приехали на литургию в Казанский монастырь. Литургия была в церкви преподобного Ефрема Сирина и мученицы Неонилы в колокольне. Поднявшись по крутой лестнице, мы попали уютную церковь с множеством икон и мощей святых угодников, всю украшенную букетами цветов. Мы приехали на день Ангела игуменьи монастыря Феофилакты. Праздничная литургия пролетела на одном дыхании.





После поздравлений с именинами игуменьи Феофилакты монахиня рассказала нам об истории обители, о трудностях ее восстановления. Монастырь стоит на болотистой почве и нижние помещения затапливаются водой, святой источник до сих пор находится в запустении.

Отец Кирилл отслужил литию на могилках блаженных стариц, мы помолились в громадном Андрониковом соборе и поехали в Богоявленский собор Вышнего Волочка.



Местный краевед Денис Ивлев рассказал нам историю города. Река Цна, на берегах которой раскинулся старинный Волочек, два с лишним века назад (вплоть до 1890-х годов) являлась важнейшей составной частью Вышневолоцкой водной системы, связывающей Каспийское и Белое моря – вообразите стратегический размах. Реки Цна и Тверца, в этой местности приблизившиеся друг к другу на расстояние около пяти километров, соединены здесь воедино некогда судоходным Тверецким каналом, вырытым по указу Петра Великого. До появления канала, речные суда перетаскивали из реки в реку посуху, волоком – откуда и родилось название населенного пункта, в 1770 году получившего от Екатерины Великой статус города и собственный герб с изображением канала.

Выгодное местоположение на оживленнейшей водной транспортной артерии сыграло в судьбе Вышнего Волочка наиглавнейшую роль, способствуя росту благосостояния населения, благоустройства города и благолепия двух местных святых обителей и десятка церквей.

Сейчас город очень обветшал и можно только догадываться о его былом очаровании. Мы помолились в Богоявленском соборе, главном соборе города, где хранится чудотворный список Казанской иконы, икона Николая Чудотворца – главная святыня Николо-Столпенского монастыря.

В собор были привезены мощи Матроны Московской, и мы смогли приложиться к ним. Мы побывали в Успенской церкви и, осматривая город, мы пожалели о многих уничтоженных церквях, изуродованных зданиях, о которых рассказывал нам Денис. Как жаль, что нет сейчас в Волочке тех меценатов, которые благоукрасили его в дореволюционное время.


Памятник Петру Первому и Михаилу Сердюкову
создателю гидротехнической системы Вышнего Волочка


У памятника Петру Первому и Михаилу Сердюкову

Обратно наш путь лежал через Юрьев монастырь Великого Новгорода. Юрьев монастырь второй по времени создания после Киево-Печерской лавры монастырь в Древней Руси и старейший в нынешних границах России. Датой его основания монастыря считается 1030 год, когда великий князь Ярослав Мудрый (в крещении Георгий — Юрий) заложил деревянную Георгиевскую церковь в честь своего небесного покровителя. Юрьев монастырь всегда занимал особое место среди других новгородских обителей и имел статус Лавры, а его настоятели с ХIV века именовались архимандритами. Сейчас в монастыре расположено Новгородское духовное училище.

После чудесной монастырской трапезы мы прошли в Спасский собор, где поклонились мощам святителя Феоктиста, архиепископа Новгородского, канонизированного в 17 веке, после чудесных исцелений у его мощей. В годы советской власти серебряная рака над его мощами была изъята и место погребения было потеряно. В 2015 года была обнаружена гробница святителя в Георгиевском соборе и теперь его мощи покоятся в Спасском храме. Печальные возвышенные песнопения Великого Поста провожали нас в обратную дорогу.

Когда автобус уже отъехал от Новгорода, мы были поражены потрясающим солнечным закатом – ослепительный солнечный диск, окруженный красным кругом, медленно опускался за горизонт. Как жаль, что поездка подходила к концу. «Уходя из честной обители, я, как Адам, сетовал, что ли¬шаюсь райской красоты, — писал патриарх Никон о Иверской обители. — И думаю, что если кто захотел бы поглядеть на это святое место, то уже не за¬хочет уходить отсюда навеки».

Дай Бог нам еще раз посетить эти дивные места!

Фотографии Моисеева Н., Грибалев В., Ивлев Д.

В статье использованы материалы книги Зеленская Г.М. «Патриарх Никон: Зодчий Святой Руси», сайтов Тверской епархии и Иверского монастыря.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]