Священник Константин Пархоменко

Удачный опыт

Мне посчастливилось преподавать полтора года в самой лучшей Воскресной Школе Санкт-Петербурга, существующей при Духовной Академии. Интересные уроки, живые, современные, и, тем не менее, глубоко верующие ребята: Божественная литургия по воскресеньям, совместные обеды после литургии, концерты, утренники, поездки на природу с шашлыками... Я расспрашивал директора школы, Елену Михайловну Гундяеву, как получилось, что ее школа стала такой... нестандартной, и Е. М. Гундяева рассказала мне о том, что с самого начала положила в основу деятельности школы. Это:

Безусловный профессионализм. Преподаватели набирались из числа лучших студентов Духовной Академии и преподавателей Духовной Семинарии. От всех педагогов требовалась обязательность посещения занятий (пропуски допускались лишь в крайних случаях), разработка программ на год вперед и подготовка конкретно к каждому уроку. Каждые полгода устраивались экзамены по всем предметам. Это приучало к дисциплине и давало твердые знания. (Но и сами преподаватели получали приличное денежное поощрение. Много от них требовалось, но и они не были обижены.)

Дети еженедельно молились за Божественной Литургией (все вместе в одном храме, рядом), сами пели всю службу и, по возможности, все ежедневно исповедовались и причащались. (Специально был выбран священник-духовник школы, который проводил с этими детьми время, ездил с ними на экскурсии, на пикники.) Это приучало детей к живой связи с Богом, кроме того, в лице их батюшки у них был духовник и старший товарищ.

Ученики регулярно выезжали на экскурсии, в паломнические поездки на автобусе, который брался напрокат у Духовной Семинарии. Это сдруживало ребят.

На этом же автобусе зимой и летом выезжали за город на пикники, на прогулки.

Примерно раз в году, летом, ученики старших классов (последних двух) на две недели отправлялись в какой-нибудь монастырь, в другой город, где жили и молились в монастыре, трудились и отдыхали.

Одним словом, это была лучшая школа, которая только возможна. В Рождество устраивались спектакли и карнавалы, перед началом учебного года ребят принимал, и с ними беседовал, Владыка Митрополит... И все это в обстановке широты и сердечности, открытости и современности.

Мало кто знает, что за эту школу ее директору приходилось бороться ежедневно с чиновниками и от Церкви, и от государства... Но школа действовала и действует.

Кроме живой религиозности, которую я не замечал больше у воспитанников никакой другой школы, у ребят была тяга к знаниям. Уровень интеллектуальной подготовки детей 14 лет был не ниже уровня среднего Семинариста... Многие из выпускников школы потом связали свою жизнь с Церковью (поступили и окончили семинарию), многие сами стали христианскими педагогами, руководителями церковных хоров и проч.

Вот именно такая школа нам нужна.

В заключение:

Возникает вопрос: есть ли будущее у Катехизации в России?..

Конечно, да!

Россия духовно обворовывалась многие десятилетия, и не мудрено, что после того как религия была разрешена, миллионы людей бросились в поиски той конфессии, которая дала бы им ответы на глобальные вопросы о смысле жизни и о Боге. Многие попали во всевозможные оккультные секты и организации. И это понятно: когда человек, после долгого странствия по пустыне вдруг видит лужу, он бежит и пьет, не задумываясь, что за горой может быть чистый колодец с кристальной водой.

Так и россияне, лишенные чистой и живой веры, примкнули к оккультным и псевдорелигиозным движениям. Но если Церковь покажет им Живого Господа, они предпочтут, как блудный сын, рожкам, пищу в доме Отца.

Общаясь с разными людьми, я видел, что не деятельность сект приводит к тому, что они предпочитают сектантские движения традиционно религиозным, но деятельность самих верующих христиан... Распри и мелочность, узость и обрядоверие, магизм и ханжество - вот правдивая, хотя и жестокая, характеристика наших верующих...

Ко всему этому можно прибавить абсолютную религиозную безграмотность тех, кто ходит в храм десятилетия. Постоянно задаешь изумленный вопрос: как получилось, что вам вообще не интересны вопросы, связанные с религией; что вы ничего не знаете о жизни, истории Церкви, богословии?..

Часто этому виной и наши братья - катехизаторы, которые приучают видеть в мире и мирских вопросах если не антагонистичность духовному, то все же духовную сомнительность.

Вся Россия любит и почитает отца Иоанна Кронштадского. Он решил стать праведным с детства и всю жизнь шел к этой цели. Он говорил: просто, когда я стал священником, я решил никогда не обманывать ни себя, ни других, никогда не проявлять слабости, неискренности, лицемерия. Всегда поставлять в центр жизни только одну цель: служение Богу и людям, приходящим ко мне.

Только что закончил читать книгу «Современные старцы горы Афон». История, про подвижника и молитвенника Илью Панагоулакиса. Родился в семье пьяниц. Едва выучился читать и писать. Когда подрос стал содержать таверну, куда, как пишет автор, архимандрит Херувим, «к нему собирались бездельники и бродяги со всего города и он был их любимцем. В беспутстве и рассеянности проводил он свою жизнь, ничего не боясь и никого не уважая».

И вот у Ильи умирает друг. И он приходит в храм на отпевание. И тут 29-ти летний молодой человек слышит слова из читаемого Евангелия: «преидет от смерти в живот» (Ин. 5, 24). Какая жизнь там, за чертой?.. Молодой человек подходит к священнику и просит рассказать ему, есть ли жизнь после смерти и что это за жизнь. И тот рассказывает…

Словно пьяный, шатаясь, вышел Илья на улицу. Это был 1902 год. Семьдесят лет как почил русский старец Серафим (через год его прославят как преп. Серафима Саровского), одиннадцать лет как преставился Оптинский старец Амвросий, еще 7 лет трудиться, а потом блаженно упокоиться, отцу Иоанну Кронштадскому… Для Ильи духовная жизнь только начиналась.

Молодой человек идет в один из монастырей, к монаху и просит его исповедовать. Исповедуется за всю жизнь. Раздает все имущество таверны, обошел всех, кому причинил какую-либо обиду, на коленях просил у них прощения. И решает жить отшельником. Не будучи постриженным в монашество, Илья ведет самую суровую жизнь. Он полностью отказался от мяса, рыбы, яиц, молока. Растительное масло употребляет только по субботам и воскресеньям. По средам и пятницам не ест вообще. Живет Илья в маленькой избушке, спит на доске положенной на землю.

И к молодому подвижнику потянулись люди, преимущественно молодые люди, в прошлом бродяги и преступники. На пожертвования ревностных христиан Илья построил несколько небольших келий. Двери этих келий были столь узки, что войти в них можно было только боком.

Во все воскресные и праздничные дни в жилище Панагоулакиса собиралось множество людей. Тут были и паломники и просто любопытные. И Илья просто говорил о Боге, о молитве, о Слове Божием, которое он читал.

Его самые простые слова идущие из глубины сердца воспламеняли множество сердец. Сила слов была такова, что командир стоящей недалеко воинской части запретил солдатам ходить к Илье, так как те потом большими группами отказывались в постные дни есть пищу приготовленную на растительном масле.

В возрасте 44 лет подвижник отошел к Господу.

Какое отношение этот пример имеет к нашему разговору? То, что он показывает, как много может сделать даже один искренний верующий человек. Малограмотный мужчина привел ко Христу целый ряд выдающихся впоследствии афонских подвижников и старцев. В их числе были и архимандриты и епископы. Одна искренняя и чистая жизнь породила цепную реакцию обращений к Господу.

Преподобный Серафим Саровский говорил, что «святого человека от не святого отличает только одно: решимость».

Вот этой решимости нам и следует искать, жаждать ее и алкать.

Только тогда, когда мы захотим воистину созидать на земле Царство Небесное, захотим совершенствоваться, а значит, будем бороться с ленью, узостью, нашими комплексами, слабостью; одним словом, подчиним себя одной идее, одному стремлению жить по Богу, тогда из нашего христианства выйдет толк. А без этого наши разговоры будут только лишь благочестиво-пусты.

Катехизация наша, как и все наше служение, чтобы быть действенной, должны характеризоваться этим же стремлением всецело посвятить себя делу христианского просвещения. В полсилы здесь работать нельзя. Если ты взялся проповедовать и наставлять (а это одно и тоже), люди должны увидеть, что ты горишь, пламенеешь огнем христианства, что ты пережил то, о чем говоришь.

Если ты проповедуешь, ты обязан молиться, ибо молитва - живое дыхание души.

Если ты проповедуешь, ты должен жить живой Евхаристической Жизнью. Не раз от раза, когда придется, а в живой связи с Живым Господом.

Если ты проповедуешь - постоянно читай, всем интересуйся, делай заметки и размышляй о том, как еще интересней и доступней сделать урок. (Один из лучших и «самых интересных» преподавателей в Семинарии, которого никто из учившихся в Ленинградской - Петербургской Духовной Семинарии забыть не может, - Игорь Цезаревич Миронович. Он преподает «Священную Библейскую Историю» уже 35 лет, сказал мне как-то, что готовится к каждому уроку! Преподавать 35 лет одно и то же и всегда готовиться к уроку!)

Относись к каждому делу и слову, к каждой минуте урока, как если бы сейчас наступил Конец Света, если бы сейчас настал Суд...

Катехизация в России не начинается. Она уже идет больше пятнадцати лет, примерно с 1989 года.

Если ли успехи? Несомненно. Но честно признаемся, что эти успехи не повсеместны и не одинаковы.

В храмах Москвы и Петербурга, еще нескольких городах - молодежь и дети. В каждом приходе воскресная школа. Есть и средние и высшие религиозные учебные заведения.

Однако, иная ситуация в городах удаленных от центра. Молодежи в храмах до обидного мало. Воскресная школа – чаепития и плохие пересказы Детской Библии (по ней вообще нельзя преподавать. В лучшем случае смотреть картинки. Энергия Слова Божия, взрывной смысл, головокружительная высота учения в Детских Библиях низводится до более или менее корявого пересказа сюжета. Все богословие выхолащивается, остается сладенькая сказочка. Это как пить вместо кофе – желудевое кофе. Вроде то, да не то.).

Наши воскресные школы помогают детям и подросткам занять свободное время; для детей устраиваются рождественские елки и пикники, их вывозят на экскурсии называемые благозвучно и таинственно – паломничества… Одним словом, занимают время ребенка, пока он не подрастет. И тут происходит совершенно естественная ситуация: от рождественских колядок и пасхальных яиц наши дети, вырастая, уходят на дискотеки и в ночные клубы. Раньше им было интересно одно, их занимала компания при церкви, но теперь они подросли, окончили школу, поступили в училище, институт, появились новые друзья, новые запросы и им тусовки, как они сами говорят, при храме не интересны. Но где такая проповедь, такой личный пример катехизатора, который воспламенит существо юноши или девушки? Чтобы он не просто проводил свободное время в компании при храме, но чтобы он укреплялся каждый день в желании служить миру и человечеству?..

Один современный пастырь, еще в советское время, как-то заметил: вот сейчас есть возможность священникам интеллектуально работать над собой, заниматься, однако ничего не делают. Оправдывают себя тем, что это нельзя и невозможно в наших условиях. Но представьте, что вдруг случится так, что дали Церкви свободу: проповедуй, преподавай, занимайся с людьми... А наши пастыри окажутся неготовыми к этому... Так и получилось.

Но это не просто печальная констатация факта. Это возможность всем нам: священникам, катехизаторам, преподавателям Закона Божьего, - оглянуться. Десять лет – значительный этап. Мы получили бесценный опыт того, как нужно и как нельзя преподавать религию… Мы можем посмотреть на детей, которые десятилетие назад обучались Закону Божьему, и увидеть недостатки нашего преподавания. Что-то учесть и исправить.

Сегодня в храмах немало светлых молодых лиц. Это дети – подростки, которых нам вверяет Бог. Мы можем ввести их в радость богопознания, осмысленной жизни в Церкви, а можем оттолкнуть полуграмотными и жесткими советами и требованиями. На нас смотрит Христос, Он доверяет нам и говорит: «возведите очи ваши и посмотрите на нивы, как они побелели и поспели к жатве» (Ин. 4, 35).

Дорогой катехизатор и христианский педагог, да поможет тебе Господь!

Священник Константин Пархоменко.

Санкт-Петербург.

Декабрь 1999 - январь 2000 года.

1 Курьезное примечание

Прошло уже 10 лет со времени преподавания моего этим детям. Первоклассники окончили школу. Девочка, о которой я упоминал, как-то зашла в собор (она прихожанка другого храма) в котором я служу. Ей 17. Спрашиваю, исключительно ради интереса: скажи, вот сегодня, спустя 10 лет, ты что-то помнишь из наших уроков? Наморщила лоб «…Нет, батюшка, честно говоря, ничего не помню».

Совсем-совсем ничего?..

Только одно могу вспомнить, как Вы рассказывали о… именах Божиих.

Интересный факт, на который не нахожу объяснения, девочка из всех наших уроков сквозь десятилетие пронесла только память о том как мы на уроке толковали имена Божии, я рассказывал что значит Бог, Господь, Саваоф, Иегова и др…

Почему эта информация, как мне кажется самая скучная на детский взгляд, нежели что-то другое запомнилась больше всего?..

Вот головоломка для психологов…

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]