Татьяна Шишова

Начало беседы здесь.

ГРАДАЦИЯ НАКАЗАНИЙ: ОТ ШЛЕПКА ДО РЕМНЯ

Многие современные родители считают телесные наказания недопустимыми. Видимо, сыграли свою роль теле- и радиопередачи, в которых муссировалась тема насилия над детьми, причем таким страшным словом назывался даже легкий шлепок. А другие считают шлепок допустимой, но крайней мерой и недоумевают, почему она на ребенка не действует.

В действительности же трудно найти более безобидное наказание, чем шлепок. Мало того, что приходится он по мягкому месту, с младенчества привыкшему к ударам (когда ребенок учится ходить и падает на попку, он порой стукается гораздо сильнее - и то не плачет!), так еще это действие может иметь другой, прямо противоположный смысл. Играя с ребенком, мы похлопываем его по попке, как по барабану; можем шутливо "наподдать" ему, когда он пробегает мимо или немного расшалился. (Кстати, и между взрослыми людьми шлепок - это форма неуклюжего, грубоватого заигрывания, а вовсе не вид расправы.)

Так что использовать наказание в виде шлепка имеет смысл только лет до четырех-пяти и обязательно в сочетании с "грозной маской" - нахмуренными бровями, подчеркнуто строгим выражением лица. А то ребенок решит, что это такая игра, и будет своим поведением вас провоцировать. Особенно частоподобным образом поступают возбудимые дети, которых хлебом не корми - дай повозиться, побороться, подраться. У них повышенная потребность в таких, с точки зрения спокойного человека, странных телесных контактах, и шлепки их только раззадоривают.

Если же лет с полутора-двух, когда ребенок уже активно исследует окружающий мир, интуитивно пытаясь определить границы дозволенного, но еще недостаточно реагирует на слова (хотя взрослым нередко кажется, что он все прекрасно понимает, поскольку умеет говорить), так вот, если в этом возрасте шлепать его, видя, что он упорно добивается чего-то запретного, то уже годам к четырем-пяти, достаточно бывает вопроса: "Что с тобой? Неужели тебя, такого взрослого и умного, придется бить, будто несмышленого малыша?" И ребенок, у которого включается, как говорят актеры, "память физических действий", обычно успокаивается и не добивается повторения вышеупомянутых действий.

Совсем иное дело - наказание ремнем. Это по-настоящему больно и отрезвляет даже самых буйных. Потому и применять его стоит только при тяжелых провинностях. А то некоторые особо нервные мамы хватаются за ремень по любому поводу. Зубы отказывается чистить - ремень, гулять не хочет - ремень, перед сном куролесит - опять испытанное средство... Таким образом можно, конечно, ребенка только запугать и озлобить.

Еще одна крайняя мера - это бойкот. Но ее-то как раз таковой обычно не считают и прибегают к ней непомерно часто. В итоге наказание обесценивается и даже превращается в форму приятельского, равноправного общения: "Ах, ты так?! Ну, тогда я с тобой не вожусь..." Естественно, воспитательный эффект при этом сходит на нет. Ребенок быстро перенимает эту модель поведения и начинает обращаться с мамой как с подружкой: поругались-помирились, опять поругались, опять помирились... Вместе тесно, врозь скучно.

Когда же к крайней мере прибегают в крайних случаях, наказание весьма эффективно. Взрослые - и те очень переживают, если кто-то из близких перестает с ними разговаривать.

А ребенок этого вообще не выдерживает, ведь для него мама с папой - самые главные люди на свете. Без них у него возникает чувство, будто он один во Вселенной. Обычно дети тут же раскаиваются и просят прощения. Упрямый ребенок, конечно, еще немного погнет свою линию, но и он долго не выдержит.

БОЙКОТ ИЛИ РАЗВЯЗЫВАНИЕ РУК?

Представив себе, что они не разговаривают с ребенком, многие мамы растерянно спрашивают: "А как же его кормить, водить на подготовку к школе, укладывать спать?"
Но вовсе необязательно уподобляться девушке Элизе из сказки "Дикие лебеди", давшей обет полного молчания в течение года. Можно сухо сказать два-три слова ("иди есть", "еда на столе"), можно даже помочь ребенку раздеться и лечь в постель, но сделать это так, что он поймет: шутки кончились, пора браться за ум.

Если же вы объявили ему бойкот, а он в ответ: "Ну и пожалуйста!" и начинает демонстративно играть или смотреть мультики, значит, надо отобрать игрушки и кассеты. Пусть сидит и думает о своем поведении, ведь бойкот не должен превращаться в праздник непослушания. Книжку оставить можно: в дошкольном и младшем школьном возрасте самостоятельное чтение редко бывает любимым занятием, так что пусть хоть от скуки прочитает пару страниц. Глядишь - и понравится...

КАКИЕ ЕЩЕ БЫВАЮТ НАКАЗАНИЯ?

Самые разные: временное лишение сладостей, игр, телевизора и компьютера, походов в гости, других развлечений, отказ в покупке подарка, изоляция в отдельной комнате. Только не запирайте ребенка в ванной или в туалете - может развиться страх закрытого пространства. А если еще, как некоторые "воспитатели", гасить свет, то появится и страх темноты.

Все мы с детства знаем и еще одно классическое наказание - "в угол носом". Но на возбудимых, истеричных детей оно подчас действует, как красная тряпка на быка. Ребенок рыдает, упирается, цепляется за мать. Наконец, она все же доволакивает его до угла, но он там все равно не стоит, а бежит за ней... В таком случае лучше не превращать свой дом в драматический театр, а изменить тактику - пойти по пути лишения ребенка каких-то жизненных благ.

Детей постарше в угол уже, конечно, не ставят. Но им зато можно дать усиленный "наряд" на кухне, дополнительное задание по русскому, математике или английскому (в зависимости от того, что следует подтянуть).

Работая над этой статьей, я побеседовала на тему наказаний со священником, у которого семеро своих детей и один приемный. Он сказал, что помимо ремня, внеочередного мытья посуды за обширным семейством и музыкальных экзерсизов вместо прогулки, очень вразумляюще действуют земные поклоны.

Дескать, набезобразничал, согрешил – пойди, попроси у Бога прощения. Результат обычно не заставляет себя долго ждать: только что до озорника было не достучаться, а тут "дурная энергия" куда-то улетучилась, лицо приобрело осмысленное выражение. Значит, можно уже вести душеспасительные беседы.

А вот какие интересные сведения сообщила мне об элитарном воспитании в современной Англии девушка, несколько лет проработавшая няней в семье "новых русских". Решив отправить своего старшего отпрыска на учебу за границу, эти люди выбрали очень престижную школу для мальчиков из аристократических семейств, гордящуюся своими многовековыми (чуть ли не восьмисотлетними!) традициями. Одной из таких традиций являются строгие наказания за плохую успеваемость и дисциплину. До двенадцати лет ребят порют розгами, а после двенадцати заставляют, как в армии, чистить сортиры.

"И что? Неужели чистил?" - удивилась я."Как миленький!" Причем рассказывал об этом безо всякой обиды, даже с затаенной гордостью. И тут же добавил, что его наказали таким образом всего два раза, а некоторые из сортиров не вылезают... Мне было забавно это слушать, ведь дома у них все делают горничные, и Марк не то, что туалет никогда не мыл, а и брошенный на пол носок не желал поднять.

А ЕСЛИ БУДЕТ НЕНАВИДЕТЬ?

Вот что на самом деле останавливает многих родителей от даже в тех случаях, когда "меры пресечения" совершенно необходимы. Скроенные по западным образцам журналы и проникнутые духом либерализма психологи наперебой убеждают пап и мам, что дети не простят "жестокого обращения", будут всю жизнь припоминать, затаят зло... А кому охота прослыть садистом? Тем более, в глазах родного сына или дочери.

Но почему тогда не было массовой ненависти к родителям у предыдущих поколений? Отдельные случаи, конечно, встречались всегда - в жизни вообще всякое можно встретить - но такой закономерности ("будешь наказывать - возненавидит") совершенно не просматривалось. Напротив, дети с гораздо большим уважением относились к родителям. До самого недавнего времени в некоторых деревнях сохранялся обычай называть родителей на "Вы". И не где-то за тридевять земель, чуть ли не в "затерянном мире", а не так уж и далеко от Москвы. В моей студенческой группе учился парень из-под Владимира, который, попав в Москву, был шокирован тем, что мы родителям "тыкали", были с ними "на ты". Для него и его сверстников-односельчан это была недопустимая вольность. А таких искренних благоговейных стихов о матери, как писал Василий, среди моих московских сверстников не писал никто...
Веками, из поколения в поколение, сохранялось почтительное отношение к родителям там, где воспитание детей опиралось на традиционные религиозные принципы. "Дети почтительны к старшим, даже боязливы", - сообщает этнограф XYIII в, описывая жизнь крестьян Пошехонского уезда. "В крестьянстве здешнем родители очень чадолюбивы, а дети послушны и почтительны. Не видано еще примеров, чтобы дети оставляли в пренебрежении отца или мать устаревших", - писал другой наблюдатель о Тульской губернии на рубеже XYIII-XIX вв.(цит. по кн. М.М.Громыко, А.В. Буганов "О воззрениях русского народа", стр.355). "Уважительное отношение к родителям и старшему поколению в целом прослеживается по источникам по всей территории расселения русских, хотя уже в XYIII веке, а особенно в XIX в. <по мере проникновения и укрепления либеральных взглядов на жизнь - прим. авт.>; отмечалось некоторое ослабление авторитета стариков. Но общественное мнение по-прежнему резко осуждало лиц, позволивших себе непочтительное отношение к старшим" (там же, стр. 355).

А ведь наказания были неотъемлемой частью традиционной системы воспитания! Больше того, они считались не только правом, но и обязанностью родителей, поскольку имели под собой глубокую религиозную основу. Позволяя ребенку безнаказанно грешить, родители потворствуют нарушению заповедей и губят детскую душу, за что рано или поздно дадут ответ перед Богом. Очень определенно и даже грозно высказался на сей счет св. Иоанн Златоуст: "А те отцы, которые не заботятся о благопристойности и скромности детей, бывают ДЕТОУБИЙЦАМИ и ЖЕСТОЧЕ ДЕТОЙБИЙЦ <выделено мной - авт.> поскольку здесь дело идет о погибели и смерти души."

Наказания же святой Иоанн называет "матерью спасения", говоря: "... подобно тому, как если ты видишь лошадь, несущуюся к пропасти, то набрасываешь на уста ее узду, с силою поднимаешь ее на дыбы, нередко и бьешь, что правда составляет наказание, но ведь наказание - это мать спасения. Так точно поступай и с детьми, твоими, если они погрешают; связывай грешника, пока не умилостивишь Бога; не оставляй его развязанным, чтобы еще более не быть связану гневом Божиим. Если ты свяжешь, Бог затем не свяжет, если же не свяжешь, то его ожидают невыразимые цепи".

"Наказывай сына своего, доколе есть надежда, и не возмущайся криком его" (Притч. 19:18), - задолго до св. Иоанна Златоуста поучал иудеев премудрый Соломон, который вообще ставил знак равенства между наказанием и... родительской любовью: "Кто жалеет розги своей, тот ненавидит сына; а кто любит, тот с детства наказывает его" (Притч. 13:24).

Очень похоже звучат и наставления из "Домостроя": "Наказывай сына своего в юности его - и упокоит тебя в старости твоей, и придаст красоты душе твоей; и не жалея, бей ребенка: если прутом посечешь его, не умрет, но здоровей будет, ибо ты, наказывая тело, душу его избавляешь от смерти".

Можно, конечно, презрительно хмыкнуть и пробормотать что-нибудь про "дремучую отсталость" - устойчивое клише советских времен, которое как бы само собой приходит в голову даже многим православным людям, стоит только при них произнести крамольное слово "Домострой". (Вот, кстати говоря, пример успешного зомбирования безо всяких новейших психотехнологий.)

Но не лучше ли задуматься о том, что эти "отсталые взгляды" находятся в полном соответствии с евангельскими принципами? "Ибо Господь, кого любит, того наказывает, - читаем в Послании Апостола Павла к Евреям, - бьет же всякого сына, которого принимает. Если вы терпите наказание, то Бог поступает с вами, как с сынами. Ибо есть ли какой сын, которого не наказывал бы отец? Если же остаетесь без наказания, которое всем обще, то вы незаконные дети, а не сыны" (Евр.12:6-8).

А вот слова Самого Господа: "Кого Я люблю, тех обличаю и наказываю" (Откр.3:19).

Так что рассуждения о недопустимости наказаний, как и многие другие либеральные сентенции, с виду гуманные и благомысленные, на деле подрывают устои жизни, заложенные Богом. А значит, по сути своей являются богоборчеством.

И в предостережение людям на все века дан в Библии пример того, как сурово покарал Господь человека, который не наказывал должным образом своих негодных сыновей. Причем человек этот, священник Илий, сам жил добропорядочно и беззакониям детей не потакал, а даже пытался их увещевать. Да и дети его были уже не маленькие, а взрослые. Казалось бы, причем тут отец? Но "Я накажу его дом на веки за ту вину, что он знал, как сыновья его нечествуют, и не обуздывал их", - сказал Господь (1 Цар. 3:13) И пришлось Илию пережить страшные события: разорение храма и гибель обоих сыновей. А из его потомков никто, по слову Божию, не дожил до старости.

("Я подсеку мышцу твою и мышцу дома отца твоего, так что не будет старца в доме твоем" (1 Цар. 2:31); "все потомство дома твоего будет умирать в средних летах" (1 Цар. 2:33).
Конечно, вина Илия усугублялась тем, что дети его, будучи священниками, не исполняли надлежащих образом своих обязанностей, развращали народ и, как говорится в Библии, "бесславили" Бога. Потому и кара была столь тяжелой. Но мне кажется, тут и нам есть над чем задуматься. Особенно тем из родителей, кто старается следовать рекомендациям, которые приводятся сейчас во множестве книг и журналов по педагогике и психологии. Например, таким:"Если вы скажете, что в задачу родителей входит подавить... приступы агрессии, то тысячу раз ошибетесь. Оказывается, цель родителей должна быть совершенно иной: научить ребенка признавать свой гнев, а значит, и свои чувства вообще, и выражать его в приемлемой для окружающих форме."

"Часто можно слышать, как мамы в ответ на фразу своего ребенка "Я тебя ненавижу" и в ответ на физическую агрессию говорят примерно следующее: "Я знаю, что ты на самом деле любишь свою мамочку и совсем не хотел сделать мне больно".

Это страусиная попытка смягчить ситуацию, может быть, и успокоит немножко маму, но ребенку принесет только вред. На самом деле в этот момент он именно ненавидит вас и как раз хочет причинить вам боль, а вы заявляете, что все это - неправда, подрывая таким образом веру маленького человека в правомерность своих чувств и эмоций.

"Но ведь нельзя оставлять без внимания такие поступки" - так считает большинство родителей. И они, конечно, правы.

Вся трудность в том, чтобы выбрать правильную стратегию. Для начала каждая мама должна определить, где граница дозволенного, то есть надо решить для себя, какие слова и действия ребенка вы согласны стерпеть, или попытаться обратить их в шутку. Меня, например, совсем не обижает, когда сын заявляет: "У тебя нет мозгов, ты глупая". Чаще всего я сочувственно вздыхаю: "Значит, тебе крупно не повезло, у тебя такая глупая мама". Он, конечно, задумывается всерьез и, как правило, забывает, почему, собственно, подверг меня оскорблению. Но мой сын не ходит в садик, а тем дети узнают гораздо менее конкретные обзывалки, чем те, что я привела. Какие из них считать безобидными, вам придется решать самостоятельно" (В.Малыгина "Дети бьют родителей. Что будем делать?", "Улица Сезам для родителей", октябрь 1998 г.).

Дальше цитировать не буду, направление мысли, наверное, ясно. Скажу лишь, что я, на месте некоторых пап и мам, куда больше боялась бы не "потерять связь с ребенком" (еще одно клише, которым прикрывают нынче попустительство детскому безобразию), а вырастить морального урода и расплачиваться потом за сей "мичуринский эксперимент" как в этой временной жизни, так и в жизни вечной. Практика показывает, что люди, вырастая, пересматривают очень многие свои взгляды. По крайней мере, мне не раз и не два доводилось слышать от взрослых мужчин слова благодарности своим отцам за то, что в критические моменты они не определяли границы "дозволенных оскорблений", а молча и решительно брались за ремень.
"Иначе плакала бы по мне тюрьма", - признался недавно очередной поумневший сын. - Я тогда на отца злился, а сейчас, когда сам отцом стал, понимаю: без наказаний, порой и суровых, в воспитании мальчишки-сорванца не обойтись."

И НАПОСЛЕДОК О ГЛАВНОМ

Наказывая детей, совершенно необходимо сохранять самообладание и даже... мирное расположение духа. Нельзя делать это в припадке раздражения, злобы, в отместку. Ведь любящие родители наказывают ребенка не для того, чтобы с ним посчитаться, а чтобы остановить его, когда сам он остановиться не в состоянии. Наказание - шлагбаум, препятствующий продвижению ребенка по порочному пути, а вовсе не орудие пытки. Поэтому сперва успокойтесь, отдышитесь, возьмите себя в руки и только потом применяйте санкции.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Статья мне понравилась. С автором я солидарна. Наказывая ребенка нужно руководствоваться здравым смыслом, а не эмоциями.