Протоиерей Артемий Владимиров

Беседа о проблемах семьи



Сегодня мне задали тему, отвечающую интересам большинства, условно она называется «Школа семейного общения», то, что является достоянием жизни каждого из нас. Ведь и монастырь – это тоже семья. Обитель состоит из людей, сродных друг другу по духу, а духовной родство признается не менее, а более прочным, чем кровное и плотское. Если разобраться, все мы, крещеные православные люди - «я, ты, он, она, вместе - целая страна» - есть малое стадо учеников Христовых, единомышленников, братьев и сестер во Христе, которых святые Апостолы не просто просили, но умоляли «хранить единство духа в союзе мира». «Мир Мой даю вам», - Спаситель изрекает Апостолам, а в их лице всех, кто имеет уверовать в Него. «Радость Мою даю вам», «Где двое или трое во имя Мое собраны, там Я среди вас пребываю». Безусловно, священники, участвуя в Таинстве Венчания (а они являются устами и руками Матери-Церкви, венчает Христос через посредство Своих служителей), вспоминают эти слова: «Где двое собрались во имя Мое, там Я посреди вас». Сколько велико, то есть, качественное отличие осененных и освященных благодатью Святого Духа мужа и жены во единое духовное и телесное целое Богом собранных от какой-то случайной парочки, о которой говорит поэт: «О, как убийственно мы любим, и в буйной слепоте страстей мы то всего вернее губим, что сердцу нашему милей».

Мне сегодня хотелось бы побеседовать об искушениях, трудностях современной семьи, христианской семьи, имея ввиду не только тех, кто идет путем честного брака, но и тех, кто избрал стезю безбрачия или вынужденно обретается на этой дороге, находясь в смиренном уединении, в смиренном одиночестве. Сегодня, безусловно, очень нелегко обрести по духу спутника, спутницу жизни. Если епископ Игнатий говорил о дружбе как о даре Божием, уникальном и бесценном. Много – два, хорошо - один единомышленник встретится тебе в этом холодном и лукавом мире. Тем паче сегодня совсем не так просто, как в старину, найти ту половину, поклявшись с которой обетами, клятвами веры и верности, ты должен будешь нести эту свечу супружества до победного конца.

Ну, наверное, начать нужно именно с размышления о супружестве. Сегодня очень трудной в семье является тема главенства. Тема трудная, болезненная. Тема так называемого главенства или первенства. И кажется, нет ничего более бесплодного, нежели молодым супругам выяснять и доказывать между собою, выдвигая тезисы и контр-тезисы, кто кого должен слушаться и в чем кому подчиняться. Да, действительно, сегодня мы практически уже не находим таких девушек, может быть, где-нибудь в урочищах уральских холмов и в сибирской тайге живет эта легендарная девушка с длинной косою и станом, статью девичьей. Как лебедушка ходит с коромыслом за водой и ждет, когда же явится к ней царевич, который увезет ее на белом коне в расписной терем. Дабы она могла его слушаться как жена, да будет во всем послушна мужу своему. Эмансипация, мнимая, нивелирование различий мужеска и женска пола, характер получаемого нами образования, ну и сам дух эпохи, общества, примеры семьи, в которой мы выросли, не слишком способствует обретению гармонии, златой середины, царского пути во взаимоотношениях венчанных мужа и жены.

И, прежде всего, авторитет мужа. Как он вырабатывается? Как он обретается? В Библии мы найдем у Премудрого Соломона очень тревожные предупреждения о том, что раз дашь жене власть над собой, последствия будут зело-зело печальные. Потому что у нее «руки коротки», не поставлена она на то, чтобы властвовать и управлять мужем. Апостол Павел говорит без обиняков: «А жене властвовать над мужем запрещаю». Ибо не Адам прельстил, но Адам прельщен был. И прельщение пришло чрез эту «трость надломленную», чрез хрупкий сосуд, чрез нашу праматерь, которая до сих пор в лице своих потомиц несет последствия своей невнимательности, недостатка собранности и бдительности. Имей которые, она, конечно же, бы не вступила в столь печально для нее закончившийся диалог со змием-искусителем. «Жене властвовать над мужем запрещаю», - так однозначно говорит Апостол.

Духовный авторитет мужа, из каких строительных материалов вырастает эта водонапорная башня, снабжающая весь поселок свежей водой? Конечно, немалый удельный вес заключен в наименовании кормильца. Кормилец, «тятя», - как говорили - не может смотреть равнодушно на детей, если они не получают всего того, что положено ребенку, дабы он имел счастливое детство. С этим сейчас ой, как непросто! Сколько мужей, мужчин находится в вынужденном уничиженном состоянии, имея и светлую голову, и крепкие руки, перебиваются случайными приработками. Ну хорошо у вас, здесь, на Урале, чуть только вышел за пределы храма, мыском боднул землю и нашел ты тут самоцветы, минералы. У нас там, в московской земле, на плоскогорье нашем российском, давно уже выковыряли, что можно. Говорят, под Москвой вообще находится такая полость. Есть серьезные опасения за судьбу первой в истории столицы. Московское подводное море существует, некая полость, куда, не дай Бог, опустится златоглавая, если нравы жителей будут все более сползать вниз, вниз.

Действительно, трудно, трудно смириться женушке, если надежда и свет ее очей пролеживает на диване день-деньской, оправдывая себя тем, что с биржи труда не приходило никаких предложений. Иногда нас, священников, просто озадачивают и пугают ложное смирение главы семьи пред этой, этой кошмарной безработицей. Он привыкает к своему положению невостребованности, оправдывает себя тем, что искал. Но «искал» - это глагол прошедшего времени несовершенного вида. Искал, но не нашел. Очень быстро человек размагничивается, когда нарушен режим, и тебе уже трудно, не нужно, как серому волку выбегать в поисках поживы, пищи. Хорошо, еще супруга обяжет тебя следить за стиральной машинкой, поставленной на соответствующий режим. «Не сходи с места! Пока вот это колесо не прекратит своего вращения. Вынешь и развесишь. Не развесишь - … ».

Думаю, не оправдывает нас, мужчин, вот это тяжелое положение в Отечестве, но будем понимать буквально слова Христа Спасителя: «Ищите, и обрящете. Стучите, - в двери японских фирм, - и отворят вам». «Молитесь и дано будет вам» - поприще. Хотя бы вам на первый раз, при вашем-то горно-геологическом образовании предлагают пирожки с повидлом продавать во время перерывов в студенческой лекции. Чем сейчас нам брезговать? Нас не унижает никакой вид трудов. Ибо сказано: «В поте лица твоего снеси, будешь вкушать, хлеб твой». Бывает, что супруга зарабатывает больше своего мужа, есть и такое. Он, милый, работает на всяких подсобках, разгружает картонные ящики с болгарскими томатами. А она, благо успела получить образование, бухгалтер, считает чьи-то денежки в пивном концерне, получает целых 380 долларов. Думаю, что, если она умна, если она не дочка Скуперфильда, если у нее есть жизненный золотой запас смирения и мудрости, то ей и в голову не придет попрекать своего вот этой разницей, столь ощутимой, в жаловании. Но она с тактом и деликатностью будет складывать совместный барыш в единое семейное корыто и, таким образом, снимать растущее напряжение, возникающее от самолюбия мужеской природы.

Да, мы часто бываем весьма самолюбивы. Батюшки знают бездну вариантов, муж не может простить своей супруге ее востребованность, так сказать, ее популярность в обществе. Настолько она нужна людям, общение с нею как с доброй благосмыслящей душою ищут и близкие и дальние. И я удивляюсь, конечно, недостатку фосфора у тех мужей, которые ревнуют свою супругу к собственному преуспеянию и холодеют душой, почувствовав, что она получает режим максимального благоприятствования в своей области, в своих трудах. Это, конечно, признак недальновидности, признак глупца. О котором много рассказывает Премудрый Соломон в своих Притчах. Равно, как и Иисус Сирах, сын Сирахов, в своей Книге Премудрости.

Но, безусловно, положением дел материальных, вовсе не исчерпывается, далеко не исчерпывается авторитет. Напротив, часто многие отстаивают этот авторитет молодого новоиспеченного нувориша – человека, волною прихватизационной жизни вынесенного куда-то наверх. Как часто меняется поначалу здравое душевное устроение человека, почувствовавшего себя на Пегасе успеха. Такое впечатление, что многие нынешние люди совершенно лишены того благородства, того внутреннего великодушия, того духовного аристократизма, который выражен ясно в пожелании, в заповеди царя и пророка Давида: «Аще течет богатство – не прилагай к нему сердца», не сращивайся с ним душой, ибо оно тебя задавит, как валун, оторвавшийся и подминающий под собою все, что ни попадется ему на пути. Мы видим, что иного успех, соединенный с подобием власти над людьми, так перекрамсывает, так уродует, что не в сказке сказать, ни пером описать. Не изъяснить внезапную метаморфозу, происшедшую с тем, кто был однозначно симпатичным, понимающим, мягким человеком. Действительно, это проблема. И приходится много мужаться, крепиться и молиться домочадцам, у которых случилось с папой такое головокружение от успехов. Власть не всем полезна. Не полезна она женщине, по слову Апостола. Ибо ее империя – дом и дети. И не полезна она и иным лицам мужеского пола. Как говорил один писатель, власть многих развращает, а неограниченная власть развращает неограниченно. Редкие способны перенести бремя и искушение власти без духовного повреждения.

Итак, нравственный авторитет супруга. Безусловно, земных трудов недостаточно. Недостаточно для христианина. Для Чингисхана, может быть, вполне. Здесь, мне хотелось бы затронуть тему, как выковывается нравственный авторитет. А выковывается он, конечно же, любовным, и кротким, и мудрым обращением с немощным сосудом – супругой. Выковывается он умением сохранять мир и в отчаянных обстоятельствах. Муж менее жены имеет право сорваться и «выйти из себя». Рыба гниет с головы. Капитан, находясь в рубке корабля, не знает, что такое паника. Истерия, поведение в состоянии аффекта, бросание вещей и предметов, - хорошо, если в сторону, - это не есть сила. Такой человек смешон и жалок, и будет сам себя ненавидеть, когда вернется к нему хладнокровие и рассуждение.

Вопросы этики семьи. Конечно, мы прекрасно знаем, что гармония семейных отношений во многом зависит от слагаемого плóтского, плотскóго. Ведь мало единство духа, которое есть православие, единство души, которое есть симпатия друг ко другу, интерес взаимный, уважение друг ко другу, есть еще и единство плоти, жизнь по плоти. Многие и многие конфликты, как мы, священники прекрасно знаем, вырастают, словно ядовитые грибы, именно на этой почве. Умолчим о тех драмах, которые вызваны прямым вторжением греха в жизнь супругов. Польские ученые... а до поры до времени, Польша, по-моему, лет 6 еще тому назад, так сказать, была на передовой в борьбе с человекоубийством. Я вот, например, в День Конституции не поздравляю с праздником тех, кто меня поздравляет, потому что там черным по белому написано, что всякая гражданка Российской Федерации имеет право на искусственное прерывание беременности, т.е., на человекоубийство. Так хорош праздничек! Замечательно, Государь Николай Александрович II в письмах с Константином Петровичем Победоносцевым, воспитателем своим и предыдущего Государя, родителя Николая Александровича – Александра III, называл Конституцию мерзостью. Вот как святые-то люди воспринимали все эти «поправки» к Божию закону. Так польские ученые, которые до поры до времени отстаивали перед лицом развращенной Европы право утробного младенца на жизнь, сейчас сдали полностью позиции. Изучили очень и очень подробно все эти явления. И утверждают, что, бедная женщина, в ее грехах и мужчина виноват, кроме нее самой, обязательно будет носить в душе драму. Драму, которая годами не изживается, время не лечит, отступление от нравственного закона врачует только Церковь через покаяние. Эту драму они называют «послеабортным синдромом». «Синдромом» - т.е. каким-то повреждением психического, душевного состояния, травмой, перерастающей при загноении этой раны и вогнании ее во глубь личности, при вогнании ее в глубину личности в «послеабортный психоз». Психоз - т.е., тяжелейший уже разлад души, это речь идет не о функциях мозга, не о нервных окончаниях, а о чем-то там более серьезном. Что же удивляться, если семейные союзы сотрясаются.

Жизнь прожить, воистину не поле перейти. 15, 20, 25 лет совместного жития-бытия. Никто не найдет никакой гарантии, что накоплен уже такой потенциал, можно жить по инерции, не опасаясь никаких ударов, айсбергов, потрясающих обшивку корабля. Нет. Нравственное напряжение супругов, сосредоточение душевных сил не меньшее, на мой взгляд, чем у монашествующих особ. За ними гоняется, может быть, 15 бесов, искушая везде и всюду, зато и Ангелов со сто близки на помощь. Но супругам, которые борются не на жизнь, а на смерть за сохранение мира, приходится как, по выражению Апостола, сражаться со зверями. Такие часто потрясают дом ветры, вихри враждебные, так неожиданно исподтишка бьет диавол, нащупывая слабое звено семейного союза. Ну, сейчас я не могу подробно говорить об этих трагедиях, которые врачуются единственно покаянием и изменением жизни, благодарственным перенесением всех немощей, болезней, сложностей. Сам Бог дает епитимию за грехи тяжкие, которые, будучи раскрытыми на исповеди, мгновенно отпущены, разрешены молитвой священника и рана будет закрыта плотью наросшей, силой Божией. Сам Бог дает епитимию человеку, требуя от него великодушного мужественного несения креста, с благодарением, с осознанием того, что он заслужил и большее и худшее, однако, «помяни мя, Господи, во Царствии Своем!»

Есть очень болезненные темы, о них в таком широком собрании, однако, не сказать тоже нельзя. Супруги нынче как мученики. Должно хорошо запомнить слова песнопения, брачного светильна, мученицы, увенчанные коронами с крестом, они должны знать, на что идут, а идут они на то, чтобы сохранять священную неприкосновенность и благородство природы своей. Не преступать законов естества. Не приносить естество в жертву молоху – бесу сладострастия. «Брак честен и ложе непорочно», однако вот блудниками именуют святые отцы тех супругов, которые сходят со креста целомудрия супружеского, т.е. приносят свою природу в жертву маловерию и плотским страстям, посягающим на самое святое, что у нас есть - на здоровье наших детей – и, конечно, на наше собственное здоровье. Да, действительно, медики, если только они не сожгли свою совесть, не потеряли ее, скажут, что неизбежно потеряют здоровье те, которые почитают чадородие проклятием, а не благословением Божиим. И измышляют многие злохитрости, входя в область греха, о котором в требнике священника сказано до предела ясно: «Аще жена некая напоит ложесна былием, - какой-то травкой зловредной, - во еже не зачати ктому, - дабы не иметь плода во чреве, - яко убийца, - по принесении покаяния и исповедания, – запрещается от причастия Святых Таин, - по строгости того времени каялись, но не тотчас допускались, - в течение энных лет». Действительно, этот дух убийства привходит в светлую область жизни. И разлад душевный, потеря согласия и мира неизбежны. Рано или поздно они произойдут, когда третий лишний – диавол с его сладострастием – входит во взаимоотношения мужа и жены. Вот почему супруги – это мученики, это рыцари чести, правды и веры. И велие счастье обретают они в молитве, в жертвенной любви, а не в греховном расчете похоти.

Безусловно, я не могу говорить сейчас о частный случаях, которых столько же, сколько людей. Ситуации бывают настолько сложны, что опытный священник не возьмется в единочасье разрешить их сам собой, но приносит иные случаи на собеседование своим друзьям, сопастырям, сохраняя, разумеется, тайну исповеди. Если есть возможность общения духовного с епископом, то иные вопросы действительно подлежат уже и архиерейской компетенции.

Достаточно болезненным в связи с этим является вопрос причащения Святых Таин Христовых современных людей, многие из которых, развращенные современным либерализмом, развращенные невниманием пастырей, сами не знают во спасение или во осуждение они причащаются Святых Христовых Таин. Говорят, что как-то уже и пообвыкли, венчаться уже поздно, о детях нужно думать. Однако, имеют общение по плоти. Ну а уж если пришли к исповеди, не уходить же ни с чем, как уж все, так и мы. Кайтесь, исправляйтесь, причащайтесь. И как часто мы, священники, много на себя берем, участвуя в чужих темных делах, потому что слова Апостола для кого-то сказаны. И как ты должен сам рассуждать, к кому они относятся. «Иные из вас, как бы болеют, недужны, а многие и умирают, не рассуждая о Теле и Крови Господних». Да, действительно, два тысячелетия Мать-Церковь почитала неотъемлемым условием достойного участия в Божественной Евхаристии, когда речь идет о супругах, освящение под знаком Вечности их союза, приуготовление сосуда души и тела к принятию драгоценной Святыни. В наше время появились новые суждения о том, что будто бы юридическая регистрация брака является аналогом, соотносимым с Таинством Венчания. Или Дух Святый сходит на крещеных людей, когда они расписываясь, хорошо не под пятиконечной звездой и под пристальным взором статуи Ленина, слышат над собой вальс Мендельсона, затем слова дамы с красной лентой, через грудь перекинутой: «Отныне я объявляю вас мужем и женой»?

Мы продолжаем нашу речь о духовном нравственном авторитете мужа и говорим о том, что он будет, этот авторитет, если в семье все будет чисто, в согласии с вечным неизменным нравственным законом Творца. Безусловно, поприще супружеской жизни такое нелегкое.

Однако, мы не имеем права калечить ни себя ни других, мы призваны уповать на милостивого Господа, дабы с дерзновением всегда приступать к Божественной Святыне, Которая в Таинствах Причащения становясь нашим достоянием, вливает в нас силы, укрепляет наше здоровье. И вопреки карканью и прогнозам медиков, которые иногда в женских консультациях ведут себя хуже сидящих на скамье подсудимых на Нюрнбергском процессе. Травмируя, доводя до истерики неосведомленных будущих молодых мам, запугивая их, убеждают их сойти с рельсов семейной жизни супружеской, перевести их в ряд каких-то брачных извращенцев. Но и правильного образа семейной жизни тоже недостаточно. Постольку поскольку, мы духовные существа, мы принадлежим не только земле, но и небу. Главным нравственным законом Господь являет для нас поиск Царства Небесного и правды его. Сколько мы привносим в молодую семью, Богом освященную, наших немощей, недостатков, всего того, что вынесли из семей отрицательного. И только жизненная мудрость, удары, уроки жизненные, мало-помалу человека вдумчивого, способного анализировать и исправлять собственные ошибки, укрепляет, наконец, в должном равновесии душевных сил. Вот почему, мне кажется, авторитет мужа полагается во главу угла издревле. Ну, конечно, это в первую очередь, относится к семьям духовным, к семьям церковным. Но и всякий христианин чувствует не на месте себя, духовно неприякаянным, если дух его не найдет блаженного единения с Господом, если не начнет он (лучше раньше, чем позже, но никогда не поздно) трудиться над очищением своего сердца. И мало-помалу войдет в состояние всегдашнего предстояния Господу, молитвенного бдения, трезвения в молитвенном покаянном подвиге. Некоторые, слушая мои слова, глубоко вздыхают и говорят: ну, это не для нас. Мой лишь бы тверезый домой пришел – уже он для меня всех милее и всех краше, лишь бы ночевать домой аккуратно приходил – уже для меня Пасха. Однако, я говорю о молодых, христианских, семьях. Сейчас уже не так трудно, как прежде, происходит воцерковление.

Между тем, как многие молодые люди, едва успели пожениться, приступают к своим избранницам, требуя от них безусловного подчинения, даже несколько подминая под себя психологически, экспериментируют, смиряют милых женушек, не имея на это, по существу, должного, никакого разумного права. «Чья бы корова мычала, а твоя бы молчала». Потому что, безусловно, мир в семье зависит от внутреннего устроения сердца мужа. Если муж дюж духовно, если он научился сохранять присутствие духа, если внутренним самоукорением он научился снимать то напряжение семьи, которое раньше выливалось и разрешалось в конфликты, драмы, истерики, - то это, действительно, оплот и скала. Даже, если женщина глупа и она все наскакивает и наскакивает на благоверного своего, как моська на слона, он не подымает хобот, чтобы эту моську швырануть об стену легким движением. Но смотрит на нее маленькими слоновьими глазками печально и, в лучшем случае, что-то протрубит в сторону: «Совсем моя белены объелась. Господи, помоги ей!» Вот это мирное расположение души, великодушие и царственное снисхождение, умение снять остроту конфликта. Не грубо буркнуть что-то, оскорбив тем самым растревоженную свою женушку, но как-то мудро приласкать или промолчать. Иногда лучше молчать, потому что каждое наше слово вызывает обратные потоки, не принимается, но является провокацией. Провоцирует тысячи грешных и ненужных слов, о которых все потом жалеют. Мне кажется, вот об этом-то сегодня первее всего на помышлять должно. Ибо супружество есть монастырская школа молитвы.

Супружество – это действительно, «a la guerre, comme a la querre»- «на войне, как на войне». Супружество вводит нас в невидимую брань, супружество помогает нам изучать душу ближнего своего, как бы под микроскопом. Супружество помогает нам вовремя опознавать приближение лукавого, оно учит анализировать нас, кто сейчас с тобою говорит: твоя единственная и несравненная, твой бисер многоценный или через нее сейчас явно говорит какая-то сущность, присоседился какой-то инопланетянин, заставляющий ее болезненно искривлять свой рот, жестикулировать невпопад, гневно что-то отвечать. Супруг, тот, кто ставит перед собой задачу победить, становится и без окончания психологического факультета душеведом. Думаю, что белые священники, труждающиеся над домом своим и несущие крест семейной жизни со всей ответственностью, терпением и молитвою, действительно, получают от Господа большие дары и, если не прозорливость, то проницательность. Действительно, учась терпеть, покрывать любовью и снисходить, многое «проглатывать», смиряться, и, вместе с тем, руководствовать и наставлять, мы получаем немалый опыт. Учась любить домашних, мы тем самым, получаем от Господа большие силы к пастырской любви, зная, что предмет, нами любимый, вовсе не лишен многих, многоразличных и многокачественных немощей.

А что если муж не ставил, не ставит и в ближайшее время и не будет ставит перед собою этой благородной задачи стяжания душевных добродетелей, который суть рассудительность, мир, кротость, смирение, великодушие, благодарение Бога? Что делать тогда мне, дорогой батюшка, объясните, пожалуйста? Достаточно, на мой взгляд, одной сознательной половины, дабы супружеский союз стоял нерушимо. Достаточно коленопреклонений одного человека пред Лицем Всевидящего Господа и Богородицы. Хотя, конечно, очень и очень нелегко бывает, когда, как лебедь, рак и щука они имеют разное душеное устроение, говорят на разных языках. Это опасно, между прочим, и для молодых людей по вхождении в клир, когда их избранница является новокрещенной девушкой. А ее родители не достаточно крепки в православии и смотрят на свою красну девицу, как на чудачку, которая скоро образумится. Да, сегодня не модно вести религиозные войны алой и белой розы, Монтекки и Капулетти. Родители, как правило, смиряются пред благочестием своих детей, начинают готовить им постную пищу, а в лучшем случае - сами воцерковляются, венчаются.

Однако, очень непросто, как хорошо знают духовники, очень непросто складываются взаимоотношения в священнических семьях, если не было еще достаточно толстого слоя плодородной почвы церковности, если золотой запас веры и благочестия очень и очень невелик. Мы знаем случаи, когда, едва лишь свершилась диаконская хиротония, вдруг происходит, ну конечно, по действию духа тьмы, врага рода человеческого, поворот на 180 градусов, едва лишь только она понимает, что ее муж не будет всецело ей принадлежать. Он и не он. Что он какой-то особенный. В воскресенье, вместо того, чтобы сесть, как все нормальные люди, и смотреть передачу «Утренняя почта», а потом «Служу Советскому Союзу», а потом внеплановое выступление Геннадия Хазанова «Кулинарное училище», он, понимаете, уезжает на свою службу. Конечно же, союз должен быть единомышленный, христиане не могут и помыслить даже в день воскресный лишиться Божественной Литургии. Но, повторяем, особо нелегкий крест бывает тогда, когда вдруг вклинивается разномыслие. И вы понимаете, что ваша половина, будь то муж или жена, превращается в некий обоз, в духовном отношении, который, и, все зная, вам не внемлет, имея вид благочестия, силы благочестия отрекается. Но, мы панфиловцы, отступать нам некуда, позади Москва. Один в воле воин, не оставит Господь благочестивого человека, не отставит и семью его. Только лишь должно констатировать, как часто встречаются, случаются те или иные помрачения со взрослыми людьми, что они начинают нынче вести себя безответственно, как малые дети, настолько сегодня тяжела эпоха.

Я хвалю лишь супругов-тружеников, особенно, когда речь идет о главе семьи… Не по душе мне супруг расслабленный, инертный, какой-то инфальтильный, жалующийся на норов своей, как он ее называет, «лошади Пржевальского». Подожди, ты же сам ее выбирал. На конный завод ездил, английскую лошадку упустил, а эту, монгольскую, взял. Что ты, милый, ропщешь? Не по душе тот молодой человек - еще христианин называется! – который унывает в случае неразрешимых, как ему кажется, трудностей, теряет бодрость, изюминку, радость бытия. Приходит к священнику на исповедь такой неудачливый, не нашедший гармонии в семейной жизни и говорит: «Батюшка! Все!» - "Что, милый, все?" – «Кончено. Жизнь пуста и бессмысленна». – "Подожди, ты подумай, где ты такие слова говоришь." – «Батюшка, у меня к Вам осталась одна последняя просьба. Батюшка, сделайте так, чтобы меня не было». Человек хочет уйти от своих трудностей. «Помолитесь, чтобы меня не было». Э, нет. Взялся за гуж, не говори, что не дюж. Трудиться надо. А мы к этому труду не приучены. И думаю, что львиная часть всяких проблем супружеских как раз и объясняется нежеланием меняться внутренне, с Божией помощью.

Сегодня время трудовое, время боевое, время не демонстраций и пикетирования, а время напряженного покаянного личного труда в лоне своей семьи, на своем приходе. «Господи, дай мне терпение, перенести то, чего я не могу, даже, если бы хотела, изменить - в своей семье, в своем Отечестве. Господи, дай мне силы, изменить в себе то, что я могу и должна изменить, - совесть-то есть, она мне все подсказывает, - Научи меня отличать первое от второго». И вот только подумаешь – отличие нашей эпохи от той. Как вот и говорил один писатель духовный, недавно скончавшийся: «Нынче время стяжания Святого Духа. Нынче таинственные полчаса Апокалипсиса вспоминаются, когда дано нам соревноваться с силой тьмы». Силы, может быть и не равны, но с нами Бог. Как я увидел в детском рисунке: там, наверху, где занимаются дети, надпись на картинке детской. С нами Господь! Мы в лоне Матери-Церкви, которая открывает нам свою грудь, точащую словесное млеко, которая нас обогреет, согреет, освятит, изменит. То есть, время труда. Евангелие похваляет только труженика – скромного, терпеливого, кропотливого, верующего, надеющегося, не позволяющего себе унывать и не оставляющего места ни для уныния, ни для тщеславия. Время коротко. Спеши, спеши, спеши. Спасайся!
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]