Быть полезным Отечеству
Марина Алёшина   31.07.2014


Благодарный

Был некогда в Вологодском краю один дивный узник. И дни на севере коротки, и темница мрачна, а он светел лицом.

Звали его князем Иваном. С братом Дмитрием заточили их с детства в тюрьму: как бы не позарились на Российский престол.

После терема княжеского было им здесь голодно, тесно и душно, но Ивану полюбилась молитва, а от молитвы у людей сердце радуется и лицо цветет. И не только сам он всё с благодарностью переносил и молился за дядю, обидчика своего, но и брата Дмитрия радовал и утешал:

— Все святые шли скорбным путём. Будем просить Бога о том, чтобы эта неволя сослужила нам пользу, чтобы дал Господь силы дотерпеть её до конца.

Перед смертью стал Иван монахом Игнатием. Господь любит благодарные сердца, почему и наделил преподобного Игнатия особым даром: помогать тем, кто унывает, скорбит или болеет, и просит у него помощи.

Быть полезным Отечеству

Епархия святителя Иннокентия велика: от края до края ехать на собачьих упряжках много-премного дней.

Но что значат расстояния, если в каждой юрте ждут и встречают с радостью? Так и вышло, что из восьмидесяти двух лет сорок пять пролетели в дороге.

И вот опять Владыка — в пути. Бегут по снегу собаки, впереди — Камчатский хребет. Вдруг дорогу преградило глубокое ущелье. Что делать? Не возвращаться же?

Спутники завернули епископа Иннокентия в оленьи кожи, обмотали ремнями и спустили на дно пропасти. Собак связали по нескольку и пустили вперёд. Следом скатились сами. Поднялись, отряхнулись — и снова в дорогу!

Не жалел Владыка ни сил, ни трудов для Бога, людей и Отечества. „Быть полезным Отечеству, — говорил он, — одно из чистейших удовольствий сердца, доступных на земле, и должно быть целью существования нашего“.

Повелитель ветров

Разрушительные тайфуны Тихого океана, родившись, устремляются к северо-западу. На их пути стоит островок Тубабао.

Сюда-то и занесла судьба пять тысяч русских эмигрантов.

11 ноября 1951 года над лагерем беженцев взвыли сирены, небо загрохотало, пальмы ветром прижало к земле.

—Смертельная опасность! Женщи­нам, детям и старикам — в бараки! Всем остальным — укреплять палатки!

Стоны и крики ужаса заглушали вой ветра, а тент Серафимовского храма не выдержал и разорвался надвое.

Но внезапно, не дойдя до островка, страшный тайфун разделился и обтёк его с двух сторон. Чудом никто не пострадал. Это святитель Иоанн Шанхайский, любимый Владыка беженцев, горячо молился о чадах своих.

— Почему тайфуны, которых здесь должно быть много, минуют нас? — спрашивали местных скитальцы.

— С вами живёт святой. Мы видим, как он обходит остров и благословляет его. Он — повелитель ветров.

Кто бежит по реке?

Жили некогда на каждой из враждующих половин Новгорода два юродивых: Николай и Фёдор. Они делали вид, что борются друг с другом, как и жители разных берегов.

— Не ходи на мою половину! Живи на своей! — кричал Фёдор. Но однажды и сам нарушил границу.

А Николай — тут как тут. И давай лупить Фёдора плетью, да по улицам гнать, приговаривая:

— Почто ты, Фёдор, заявился на нашу сторону? Али хочешь нас обворовать?

Удирал Фёдор прямо по воде Волхова, будто по суше. Николай хотел было перебежать за ним, да застыл посреди реки и оттуда швырнул вслед беглецу прихваченным кочаном. И с тех пор в народе прозвали блаженного Николая Кочановым.

Вот какую загадку оставили нам эти святые! Чтобы всякий мыслящий человек взял себе на заметку, как смешно и нелепо выглядят те, кто враждует друг с другом.
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]