Сельма Лагерлеф

Когда Господь творил небо и землю, животных и растения, Он тут же нарекал всему имя.

И вот однажды Господь сидел в раю и окрашивал птиц. У Него уже заканчивались краски, и щегленок рисковал остаться неокрашенным, но Творец вытер о его перышки Свои кисти. В тот же вечер Ему пришло в голову создать маленькую серую птичку.

- Помни, что тебя зовут Красношейкой! – сказал Господь птичке. Он посадил ее на ладонь, и она улетела.

Птичка полетала кругом, познакомилась с землей, на которой ей суждено было жить, а затем ей захотелось взглянуть на себя. Красношейка долго смотрела на свое отражение в воде, но не могла найти у себя ни одного красного перышка. Тогда она полетела обратно к Господу. Господь восседал милостивый и кроткий, из Его рук вылетали воробьи и реяли на Его головой, голуби ворковали на Его плечах, у ног Его распускались розы, лилии и другие цветы.

Сердце маленькой птички трепетало от страха, но все-таки она подлетела к Господу и опустилась на Его руку.

Почему меня зовут Красношейкой, если я вся серая и у меня нет ни одного красного перышка?

И птичка умоляюще взглянула на Господа.

В ответ Господь улыбнулся и сказал:

- Я назвал тебя Красношейкой, и ты будешь носить это имя. Но ты сама должна заслужить красные перышки на груди.

…Бесконечное множество лет прошло с того счастливейшего дня. Давно уже животные и люди покинули рай и разошлись по всей земле. И вот снова наступил день, который на долгие времена запомнили люди.

Утром того дня Красношейка сидела на невысоком обнаженном холме за стенами Иерусалима и пела нежную песенку своим птенчикам. Но вдруг птичка умолкла, потому что из ворот Иерусалима вышла огромная толпа. Толпа направилась к холму, где находилось гнездо Красношейки. Всадники гарцевали на гордых конях. Шли воины с копьями, палачи с гвоздями и молотками, величаво выступали священники и судьи, шли горько рыдавшие женщины, а впереди всех неслась шумная толпа оборванцев. Красношейка сидела, дрожа всем телом, на краю гнезда. Она боялась, что толпа сомнет шиповник и растопчет ее птенчиков.

- Нет, это слишком страшно, - сказала она. – Я не хочу, чтобы вы видели, как казнят этих трех разбойников. И Красношейка боязливо распустила крылья, чтобы птенцы ничего не видели. Они лишь слышали жалобные стоны казнимых и дикие крики народа.

«Какие жестокие люди! – подумала птичка. – Им мало того, что они пригвоздили к кресту этих несчастных – они еще надели на голову одного из них терновый венец. Я вижу, как иглы изранили его чело. А этот человек так прекрасен, взор его так кроток! При виде его страданий сердце мое обливается кровью».

Она увидела, как капли крови выступили на челе распятого и не смогла усидеть в гнезде. Красношейка вылетела из гнезда и, подлетев к голове распятого, вырвала один шип из его чела. В это время на горлышко птицы упала капля крови несчастного. Она быстро растеклась и окрасила маленькие нежные перышки на шейке и грудке птички в алый цвет.

«Это просто капли крови с чела бедного человека, - подумала Красношейка, - они исчезнут, когда я выкупаюсь в ручье».

Но сколько она ни купалась, красное перышко не исчезало. А когда ее малыши подросли, их горлышки и грудки также окрасились в ярко-красный цвет. И такой остается красношейка и до наших дней.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]