Оля

Вместо предисловия

Мы прилетели в Салоники поздно, к ночи добрались до Урануполи. Отсюда начинался недельный паломнический маршрут. Утром нам плыть на корабле вдоль правого пальца Халкидики — полуострова Афон. У нас весьма разношерстная группа, от телевизионщиков до монахов. Нам хочется увидеть своими глазами эту Грецию, где христианство старше русского без малого на тысячу лет и где религиозная традиция никогда не прерывалась. Нас ждут в Метеорах, на Корфу и Эвбее, в Патрах, Урануполи и даже итальянском городе Бари (но о нем в другой раз). Нам будет радостно, вкусно, трудно и устало, но всегда очень хорошо.

Граница

По Урануполи проходит граница между небом и землей, так здесь говорят. Отсюда ходят катера до Афона, монашеской республики на Святой горе. Портовая часовня стоит прямо на берегу, и сюда заглядывают все — и паломники, и туристы.

Если плыть вдоль Афона стандартным маршрутом, можно увидеть несколько монастырей. Все они с разной судьбой, разного размера и достатка. Но в каждом из них гостей принимают как посланцев неба. Как праотец Авраам принимал у себя трех Странников. Я знаю об этом от тех своих друзей, кто бывал на Афоне. Удивление от гостеприимства испытывал каждый из них. Но так заведено не только здесь, в монашеской республике. В любом греческом монастыре посетителей встречают радостной улыбкой, хотя подчас это бывает нелегко, ведь мы, пришельцы из мира, все очень разные. В прохладной тени монастырских двориков трогательно угощают лукумом, ароматным кофе и холодной водой. Думаю, даже у промозглых циников от этого дрогнет сердце.


Монастырь Мега Спилеон. Здесь в IV веке обнаружили икону Божией Матери, вырезанную из воска и мастики. Автор, по преданию, — апостол и евангелист Лука

Проповедь на скалах

Мы бывали в разных монастырях: у Анастасии Узорешительницы под Салониками, в настоящей тишине, в Мега Спилеон — Великой пещере, где обрели прекрасную икону Божией Матери из воска и мастики (автор, по преданию, — апостол и евангелист Лука), у светлой могилки Паисия Святогорца в монастыре Иоанна Богослова…

Но зрительно самое сильное впечатление все же производят Метеоры. Башни скал беспорядочными зубами торчат из земли. Монастыри на их вершинах — одно из самых невероятных творений человеческих рук, которое можно помыслить. Их строили, когда кроме лебедки и троса не было иных приспособлений, и кроме лошади и ослика — иных коммуникаций.

«Сетку с грузом наверх поднимали полчаса, — рассказывает о строительстве XIV и XVI веков иеромонах Венедикт, насельник монастыря святого Варлаама в Метеорах. — Все строительные материалы так доставлялись. 22 года монахи поднимали их, чтобы потом за 20 дней построить собор». Они были подвижниками и легких путей к спасению не искали. У нынешних же монахов — свой особый подвиг. Варлаамский монастырь, где мы разговариваем с отцом Венедиктом, буквально наводнен людьми, в основном туристами. А монах рассказывает нам о ежедневных службах, о послушании и умной молитве… «Как вы нас терпите?» — спрашиваю я. В ответ он вздыхает и с улыбкой говорит: «Но ведь Метеоры — это проповедь для всех… Не так уж много и нужно — принять людей с любовью. Мы делимся тем, что есть».


Адам, дающий имена животным.
Фреска в храме монастыря святого Николая Анапфасаса, Метеоры

«Капризный ребенок»

В какой-то момент понимаешь, что Греция — место иррациональное. В самых недоступных точках тут строят цветущие монастыри. В школах преподают религиоведение, и изучают в основном одну религию — христианство. Таковы стандарты Минобразования. Кстати, учебный год в обычных греческих школах начинается с молебна, а священники считаются госслужащими, получают зарплату, пенсию и медицинское страхование. И это государство состоит в Евросоюзе, который живет по несколько иным стандартам. Даже объективные законы экономики над Грецией не властны. Вроде бы в стране кризис, мы знаем об этом из СМИ. Но вокруг — улыбающиеся, спокойные люди. Телевидение здесь говорит не про политику и колебания курса валют, а скорее, про отношения двух друзей с соседней улицы.

«Но как смотрит на это «слоновье» спокойствие та же Германия, которой приходится решать греческие проблемы?» — спрашиваю я нашего гида Евгению. И Женя совершенно серьезно отвечает: «Знаешь, я заметила… Сильные европейские страны смотрят на Грецию как на капризного, но любимого ребенка. Он может выкидывать всякие фокусы, но при этом остается любимым. Ведь все они — и немцы, и французы — обожают здесь отдыхать. Они любят греческое гостеприимство, им важна та радость, которую они здесь получают». Есть ощущение, что Женя права. Когда видишь, как солнце садится за гору Олимп, забываешь обо всех заботах — настолько это празднично и хорошо. Греки видят это каждый день.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]