5 декабря 2018 года
исполняется 10 лет со дня упокоения
Святейшего Патриарха Алексия II.

Биография Святейшего Патриарха Алексия II неотделима от послевоенных лет Ленинградской Академии и Семинарии. Своей жизнью и служением он в полной мере подтвердил оправданность усилий тех, кто в 1946 году возобновил Духовные школы в нашем Богоспасаемом городе на Неве.

Санкт-Петербургские Духовные школы славны своей историей - как отдаленной от нас столетиями, так и той, которая ведет свое исчисление от момента возрождения их в 1946 году – уже как Ленинградских Духовных школ. Стоит отметить, что из пяти Патриархов восстановленного в 1917 году Патриаршества трое Первосвятителей – Патриархи Тихон (Белавин), Сергий (Страгородский) и Алексий II (Ридигер) – являлись выпускниками Духовной Академии города на Неве.

Возобновление духовно-образовательных учебных заведений в послевоенном Ленинграде является выдающейся заслугой митрополита Ленинградского и Новгородского Григория (Чукова).


Митрополит Ленинградский и Новгородский Григорий (Чуков)

Открытие Духовных школ состоялось 14 октября 1946 года на Покров Божией Матери в присутствии Святейшего Патриарха Алексия I. На торжественном акте митрополит Григорий определил назначение возрождающихся школ: «Православному пастырю, как никогда в прошлом, нужна теперь сила богословских знаний, накопленная в трудах прежней духовной школы, необходимо воспринять это духовное наследие и пустить в жизненное обращение».


Духовные Академия и Семинария

В Эстонской епархии о событии знали, что называется, из первых рук, поскольку всем известный таллиннский пастырь протоиерей Иоанн Богоявленский был назначен ректором открывшейся Академии и Семинарии.

Когда был объявлен первый набор, юноша из русских эмигрантов, проживавших в Таллинне, Алексей Ридигер состоял на службе в Таллиннском кафедральном соборе в качестве ризничного и алтарного сторожа; ему было 17 лет. Во время архиерейских служений архиепископа Таллиннского и Эстонского Павла (Дмитровского) служил у него иподиаконом, с детства желал посвятить жизнь служению Церкви.


Алексей Ридигер, старший иподиакон архиепископа Павла (Дмитровского)

Паломнические поездки с родителями, в том числе на Валаам, оставили в его сердце глубокий светлый след. Религиозно настроенные родители дали ему воспитание в традициях русского благочестия, дополнив его общей воспитанностью и культурным кругозором.

Желание Алексия отправиться на учебу в Ленинград, чтобы в дальнейшем стать священником, в семье поддержали, несмотря на его юный возраст. Ведь наставниками в Семинарии для него должны были стать хорошо известные семье эстонские пастыри, а назначенный ректором отец Иоанн был с детства духовником Алеши, его законоучителем.

Отец Алексея – священник Михаил Александрович Ридигер являлся уроженцем Петербурга, поэтому в семье относились к городу на Неве особо – с ним были связаны многие семейные воспоминания. Наверное, все обстоятельства, сложенные вместе, сыграли роль в принятии решения.

Уже в начале лета отец с сыном были в Ленинграде. Можно предположить, какое сильное впечатление произвело на Михаила Александровича возвращение в город его детства и ранней юности спустя четверть века. Здесь, на улице Бассейной, д.25 (ныне ул. Некрасова) – по соседству с Леушинским подворьем прежде находилась квартира действительного статского советника Александра Александровича Ридигера – деда будущего Патриарха.

Экзамены Алексей сдавал успешно, причем в третий класс Семинарии. По воспоминаниям протоиерея Василия Ермакова, который был в числе поступавших, писали сочинение по Достоевскому, романы которого Алексей прочитал все.

С прочей подготовкой также было все в порядке, но возраст – семнадцать с половиной лет – не прошел мимо внимания тех, кто выполнял тщательный контроль за ходом приема. Когда экзамены шли полным ходом в Совете по делам РПЦ вспомнили о декрете 1918 года, запрещавшем давать богословское образование лицам, не достигшим 18 лет.

Бессилен был и ректор – протоиерей Иоанн. Тем не менее, Алексей Ридигер был свидетелем торжественного открытия Академии и Семинарии, - присутствовал на акте по приглашению ректора. По словам Алексея, он вернулся домой «окрыленный, переполненный самых благостных впечатлений и продолжил службу в таллиннских храмах в качестве иподиакона и псаломщика». Одновременно продолжил подготовку, потому что решил на следующий год держать экзамены повторно.

Уже 20 марта 1947 года он вновь направляет ректору прошение о поступлении. К этому прошению Алексей приложил автобиографию: «Родился в 1929 году 23 февраля в городе Таллинне. Отец мой священник-настоятель Таллиннской Рождества Богородицы (Казанской) церкви.

Учился я в Таллиннской 6-й русской средней школе, которую не окончил, выбыв из VIII класса в 1944-1945 учебном году по болезни сердца. С восьми лет я прислуживал в церкви. С переездом архиепископа Таллиннского и Эстонского Павла из Нарвы в Таллинн с 1944 года был его старшим иподиаконом.

С 1 мая 1945 года до 1 октября 1946 года был вторым псаломщиком при Таллиннской Симеоновской церкви. С 1 марта 1947 года – штатный псаломщик Таллиннской Рождества Богородицы (Казанской) церкви, на коем месте состою и в настоящее время».

Экзамены предстояли в начале сентября 1947 года, но Алексей посылает документы, необходимые для поступления, уже в апреле. В начале лета 1947 года протоиерей Иоанн Богоявленский был отозван с поста ректора Духовных школ. 12 июня 1947 года он был пострижен в монашество с именем Исидор, а 22 июня 1947 года в Ленинграде в Николо-Богоявленском кафедральном соборе Патриархом Алексием I рукоположен во епископа Таллиннского и Эстонского. Уже как епископ Таллиннский он благословил своего иподиакона Алексея в дорогу и на успешную сдачу вступительных экзаменов.

Алексей приехал в Ленинград и вновь держал вступительный экзамен. Поступил сразу в третий класс. На акте 9 октября 1947 года он уже был полноправным участником торжества.

С поступлением в Семинарию постоянным местопребыванием Алексея Ридигера на три года стало общежитие. Для него, выросшего в теплой дружеской атмосфере родного дома, жизнь в бурсе, наверное, давалась внутренне нелегко. Обстановка вокруг Семинарии и внутри нее состояла из резких контрастов света и тени, но, в конечном итоге, наполняла жизнь лучшими впечатлениями, которые будущий Патриарх пронес через всю жизнь. Лучшее всегда запоминается - так устроен человек.


1947 г. 3 класс Ленинградской Духовной Семинарии

Учебный год начался 1 сентября молебном в храме, после которого в этот день начались лекции. Сразу же введены богослужебные череды. Начались вечерние хоровые спевки, а по понедельникам акафисты с общим пением. На утренних молитвах заведено чтение Евангелия с небольшой проповедью. В воскресенье, 28 сентября, в академическом храме служил епископ Лужский Симеон, ректор Академии (епископ Симеон погребен за алтарем Спасо-Парголовского храма на Шуваловском кладбище). Его встречали внизу у дверей, а когда поднимались наверх, по возрожденной семинарской традиции, шли впереди парами и пели тропарь храма апостола и евангелиста Иоанна Богослова.

Изменения в состоянии здания Академии и Семинарии проходили на глазах студентов первых наборов. Снаряд, пробив крышу, разрушил все межэтажные перекрытия правого крыла. На первом этаже в коридоре чудом уцелел плиточный пол. Отсюда сквозь прорехи в перекрытиях было видно небо. Фасад со стороны Обводного канала был не поврежден, но оконные переплеты отсутствовали. Со стороны двора стена прогнулась и грозила обрушением в любой момент. В таком состоянии оно находилось в 1946 году на момент открытия Академии!

В пасхальную ночь1947 года рухнул пролет лестницы с людьми, которые пришли в храм на пасхальную заутреню и до отказа заполнили не только храм, но и лестничные марши. К счастью, смертельных исходов не было. Какое-то время проникнуть в помещение академии из вестибюля можно было с помощью приставной лестницы-времянки.

Два года, проведенные Алексеем Ридигером в Семинарии – с 1947 по 1949 год – прошли среди стука молотков, запаха цементного раствора, свежих досок и олифы. Занятия на время ремонтных работ не прерывались. Алексей Ридигер прекрасно учился в Семинарии. Об этом свидетельствует аттестат о семинарском образовании.

Между тем, ранней весной первого года пребывания в Семинарии он тяжко болел, болезнь дала осложнение на сердце, Алексея перевели в четвертый класс без сдачи летних экзаменов – по успешным годовым оценкам. В составленной на него характеристике отмечено, что он «является одним из лучших учеников школы. Дисциплинирован и воспитан. Слаб здоровьем. Среди учеников пользуется любовью».

Религиозные чувства ленинградцев послевоенного времени вылились в особенную любовь к академическому храму св. апостола и евангелиста Иоанна Богослова. Храм освятили 8 октября 1946 года. С этого момента наплыв богомольцев в него был огромный. Церковь при Академии служила точкой, где концентрировалась церковно-религиозная жизнь Духовных школ. Здесь неоднократно совершали богослужения Патриарх Алексий I и горячо любимый студенчеством митрополит Ленинградский Григорий. Последний распорядился, чтобы ученики Семинарии во время богослужения стояли в храме впереди, возле клироса, и первыми подходили ко Кресту и Евангелию.

В храмовый праздник апостола Иоанна Богослова, 9 октября 1949 года, Алексей Ридигер был посвящен во чтеца.


Академический храм. 1949 год

Академическая церковь была тесно связана с учебными занятиями и, в первую очередь, по церковному пению. Бессменный преподаватель по этому предмету Константин Михайлович Федоров (покоится на Шуваловском кладбище недалеко от Спасо-Парголовского храма) организовал из наиболее голосистых и музыкальных воспитанников хор, который на Пасху 1948 года полностью заменил наемный хор, а в дальнейшем мужской хор Академии высоко ценился любителями церковного хора. К.М. Федоров передал воспитанникам свою любовь к церковному пению. У себя на квартире, в преподавательском флигеле, он ставил возгласы и давал дополнительные уроки пения студенту Алексею Ридигеру.


Хор Ленинградских Духовных Академии и Семинарии 1949

В конце первого года пребывания в Духовных Академии студент Алексей Ридигер принял решение стать священником и перейти на экстернат. Решение перейти на экстернат пришло не сразу. Выпуск Семинарии 1949 года был вторым по счету. От предыдущего он отличался тем, что все окончившие Семинарию тотчас же подали прошения о зачислении в Духовную акадению. Так как лишь два из 14-ти получили по успеваемости II разряд, а остальные окончили семинарский курс по I разряду, оснований к отказу не было.

В числе закончивших Семинарию по первому рязряду и принявших решение учиться дальше был Алексей Ридигер. Митрополия одобрила намерения замечательного курса, хотя и не смогла заместить из выпуска вакантные места на приходах. Между тем приходы нуждались в духовенстве. Уже в конце учебного года 7 человек этого курса перешли в разряд экстернов, совмещая с учебой исполнение пастырских обязанностей.

Датой 30 марта 1950 года отмечена резолюция митрополита Григория на прошение студента I курса Духовной академии Ридигера о назначении к церкви городов Йыхви или Пярну. В резолюции значилось: «Епархиальному Совету. Согласен. Епархиальный Совет даст заключение о возможности назначения в приход Йыхви». Рукоположение в иереи было назначено на очередное прибытие в Ленинград Святейшего Патриарха Алексия I. Намечалась хиротония эстонского протоиерея Романа Танга во епископа Таллиннского и Эстонского. В декабре 1949 года неожиданно скончался епископ Таллиннский Исидор (Богоявленский), который управлял Эстонской епархией всего два с половиной года.

Митрополит Григорий и его викарий преосвященный Симеон встречали Патриарха на Пулковском аэродроме 14 апреля 1950 года.

В это время из Эстонии приехали представители эстонского духовенства. В их числе был отец Алексея – священник Михаил Александрович Ридигер.


С родителями

15 апреля 1950 года в родном академическом храме ректором Академии епископом Лужским Симеоном Алексей Ридигер был рукоположен во диакона.


Хиротония в сан диакона

Двумя днями позже в Николо-Богоявленском соборе диакон Алексий Ридигер принял таинство священства и назначен настоятелем Богоявленской церкви города Йыхви.


1953 г. Йыхви

С осени 1950 года молодой священник Эстонской епархии перешел на экстернат. В течение трех последующих лет он часто приезжал в Ленинград, оставаясь на неделю в ставшем ему родным учебным заведении, - сдавал экзамены, общался с товарищами, остававшимися на стационарном обучении. В 1953 году окончил Духовную Академию по первому разряду и был удостоен степени кандидата богословия за курсовое сочинение «Митрополит Московский Филарет (Дроздов) как догматист».

Святейшему Патриарху Алексию II часто задавали вопросы о его молодости, учебе в Духовных школах. С неизменной теплотой, большим чувством он вспоминал многих наставников тех далеких лет. «Первые годы после восстановления Ленинградской Духовной школы были, самыми светлыми в её жизни. Педагогический коллектив, который сумел собрать митрополит Григорий (Чуков), был удивительным и в основном состоял из выпускников дореволюционных Духовных школ.

Мне вспоминается замечательная плеяда профессоров старой Санкт-Петербургской академии, которые с необыкновенным энтузиазмом восприняли факт возрождения духовных школ, - некоторые из них спели свою «лебединую песнь». И нам первым учащимся возрожденной Академии, Бог благословил этой песне внимать».

В статье используется в сокращенном виде текст из Юбилейного издания, посвященного 80-летию со дня рождения Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II. Санкт-Петербургская митрополия, 2009 год.

Составитель: Иванова Ирина Ивановна – Преподаватель церковного пения ФЦИ при СПб ДА, главный регент хора Спасо-Парголовского храма

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]