Ирина Ивановна Иванова

25 февраля - день тезоименитства приснопамятного Патриарха Алексия II
Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси Алексию II посвящается

Из личных воспоминаний
регента Спасо-Парголовского храма
Ивановой Ирины Ивановны
о Святейшем Патриархе Алексии

0
Из личного архива Ирины Ивановны с дарственной подписью Патриарха. 1990 г.
Первые дни после интронизации Святейшего.

Моя первая встреча с приснопамятным Святейшим Патриархом Алексием, а тогда еще митрополитом Таллиннским и Эстонским, состоялась в1985 году. В тот год я заканчивала регентское отделение, и несла послушание регента смешанного хора Духовных школ, на которое меня благословил ректор Академии архиепископ Кирилл, ныне Патриарх Московский и всея Руси. При владыке Кирилле у нас была дивная традиция на Светлой седмице ездить в паломничество по монастырям. Сейчас, слава Богу, такая традиция возродилась в наших школах благодаря нынешнему ректору архиепископу Амвросию.

Таким образом, на Светлой седмице 1985 года мы всем выпускным курсом поехали в Пюхтицкий женский монастырь. Посещение Пюхтиц всегда бывает особым, вызывает огромный духовный подъем. Особенно запомнилась нам матушка Варвара, которая очень тепло встречала всех, кто приезжал в монастырь.

Во время пребывания в монастыре мы пели за богослужением на левом клиросе, посетили музей монастыря, ходили на источник. В конце нашего паломничества нас пригласили в покои митрополита Алексия. Поначалу мы представляли себе, что митрополит - это особенная, неприкосновенная личность. Хотя мы и испытывали благоговейный трепет, однако, с радостью переступили порог архиерейских покоев, и увидели величественно-царскую фигуру митрополита Алексия – человека необыкновенной красоты: его глаза светились добротой, он удивительно улыбался. Когда он с нами поговорил, мы, конечно же, все влюбились в него. И, что знаменательно, соскучившись по нашему знаменитому юнкерскому «Нашему Владыке, многая лета…» (в 1984 году владыку Кирилла перевели на Смоленскую кафедру, а после него ректорами были священники), мы, посоветовавшись, спели митрополиту Алексию это многолетие. Он улыбнулся и сказал нам: «Если вы поете мне «Нашему Владыке, …» - значит, вы все приедете к нам в Таллиннскую епархию» (мы тогда заканчивали учебу в регентском классе и должны были ехать по распределению).

А через год он стал митрополитом Ленинградским. Мне по долгу службы часто приходилось бывать у митрополита Алексия в его кабинете. При этом необходимо заметить, что эти годы (с 1986 – 1990 г.г.) были удивительными.

На этот период пришлось празднование тысячелетия Крещения Руси, сопровождавшееся необычайным духовным подъемом. Однажды в беседе с митрополитом Алексием я вспомнила наш приезд в Пюхтицы и посмела дерзновенно ему напомнить: «Владыка, знаете, оказалось, что не мы к Вам, а Вы к нам приехали». Так что, как мы ему тогда пророчески напели «Нашему Владыке, многая лета…», так и получилось.


Выступление хора Академии на 1000-летие Крещения Руси.
Мариинский театр.

При близком общении с владыкой Алексием открывались особенные, удивительные черты его характера. Я вспоминаю как накануне торжеств, посвященных 1000-летию Крещения Руси, владыка Алексий вызвал меня к себе в кабинет. Мы обсуждали участие смешанного хора Духовной Академии в торжествах, посвященных этой знаменательной дате. Он задал мне вопрос: «А у вас есть пластинки к 1000-летию Крещения Руси?». Я сказала, что их у меня, к сожалению, очень мало, всего лишь небольшая подборка. Он ответил: «Хорошо, я вам дам». То, что произошло после этого, в очередной раз потрясло меня. Все пластинки находились у Владыки в красивом шкафу на нижней полке. Вдруг он подходит к шкафу, спокойно становится на колени, открывает дверцы и начинает мне вынимать все пластинки, которые были сделаны к 1000-летию Крещения Руси: «А это у вас есть? А вот эту пластинку, пожалуйста, возьмите…». Я, конечно же, не могла стоять при виде стоящего на коленях митрополита. Я бухнулась на колени рядом с ним.

До сих пор, вспоминая этот эпизод, я испытываю тот же трепет и восторг, который я ощутила, когда стояла рядом с ним на коленях. Его присутствие, его общение преображало людей. Ты становился совсем другим, невольно вспоминаются слова псалмопевца Давида: «С праведником – праведным будешь». Я ощущала себя совсем другой. Во мне появлялось желание говорить так, как он говорил. А он говорил на особенном, дворянском языке, который редко можно было слышать в общении с людьми. Я чувствовала, что в моих словах нет той чистоты, которая звучала в устах владыки Алексия. Я следила за своей речью: что я должна говорить, как я должна это сказать, следила за интонацией. Мне хотелось подражать ему, отвечать ему также. Какой «тон» задавал своей особенной речью Владыка, в такой же «тональности» и мне хотелось разговаривать с ним.

Митрополит Алексий любил служить в нашем академическом храме. Однажды на первой седмице Великого поста Владыка читал канон преподобного Андрея Критского. Мужской и смешанный хор пели за богослужением попеременно все песни Канона. Я, конечно же, старалась вкладывать в пение смешанного хора все свои душевные силы, чтобы оно было в тон Владыке, молитвенным, красивым. И вдруг я от большого усердия пропустила один стих Канона. Хор запел «Слава…», а нужно было петь «Преподобне отче Андрее…». Я подумала про себя: «Боже мой, что я сделала». И, что вы думаете, Владыка Алексий спокойно пропустил этот тропарь и начал читать тропарь на «Слава…». Когда же служба закончилась, я не услышала ни одного слова упрека.


Поездка хора Академии с митрополитом Алексием
в Швейцарию в 1989 г.


Швейцария 1989 г.
После выступления хора Академии.

Владыка очень любил нам академический смешанный хор. Благодаря этой любви мы ездили заграницу. Первая наша поездка с митрополитом Алексием была в Швейцарию на Конференцию Европейских Церквей в 1989 г. Удивительная была поездка. Он умел открывать в людях самое хорошее, самое лучшее. Все его службы проходили на одном дыхании. У него было особое, небесное, величественное служение: его плавные неспешные движения, его торжественно радостное лицо, светлое и улыбающееся, его необыкновенно добрые глаза. Все его службы – это Торжество Православия. Особенно радостным для митрополита Алексия было попразднство Рождества Христова (святки). С особым детским трепетом он встречал нас студентов – колядовщиков и всегда щедро одаривал подарками, сколько бы раз на день мы к нему ни приходили.


Встреча Святейшего Патриарха Алексия
после его интронизации. 1990 г.


Приезд Патриарха в Духовную Академию.

В 1990 году митрополит Алексий становится Патриархом Московским. Для нас его избрание было, с одной стороны, радостью, а с другой – вызывало в нас некое чувство скорби: теперь он в Москве, так далеко, так «высоко», нам казалось, что теперь он недоступен. А на самом деле, по крайней мере, для меня, все оказалось совсем не так. Святейший Патриарх Алексий приглашал меня в Москву регентом в Богоявленский собор. Я не смогла, так как у меня на руках была старенькая больная мама. Посоветовавшись с моим духовником отцом Василием Лесняком, я осталась в Петербурге. В 1996 году моя мама отошла ко Господу, и мне очень захотелось увидеть Патриарха Алексия. Благодаря Николаю Державину, который был референтом Патриарха и много лет пел в составе праздничного смешанного хора Академии, будучи студентом Духовных школ, мне удалось попасть на прием к Святейшему Патриарху Алексию. Когда я вошла к нему в кабинет, он меня благословил и первое, что он у меня спросил, (а прошло уже шесть лет после интронизации Святейшего Патриарха): «Как ваша мама?». Меня его слова потрясли до глубины души, и из глаз полился поток слез. Я подумала: «Боже мой, у этого человека на плечах вся Русская Православная Церковь, весь Православный мир, и вдруг он меня спрашивает про маму, которую он никогда не видел и только лишь один раз слышал о том, что она болеет, и что я не могу оставить её». До сих пор со слезами на глазах я вспоминаю об этом. Удивительным человеком был Святейший Патриарх Алексий! Человек с огромным сердцем, в котором реально присутствовали «благодать Господа Иисуса Христа, и любовь Бога Отца, и общение Святого Духа со всеми вами. Аминь» (2 Кор. 13: 13). Вечная память Святейшему Патриарху Московскому и вся Руси Алексию II.


Москва. Рабочий кабинет Патриарха Алексия. 1996 г.


Москва. Храм Христа Спасителя. 2000 г.

Протоиерей Анатолий Трохин
Прощание с Патриархом Алексием II

Как глубоко, как мирно Вы молились
Как благодатно Вы умели жить...
Две церкви навсегда соединились
Душою русской Господу служить.

А нынче: Вам вослед пылают свечи,
И над Москвой плывёт ковчегом храм,
И мы стоим, как у главы Предтечи,
Склоняемся к апостольским ногам.

Томится сердце горечью вопроса
О неслучайной череде утрат
И патриарший тихоновский посох
Столпом огня горит у Царских врат.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]