Прот. Павел Адельгейм

Сегодня мы собрались вокруг Креста вспомнить тот страшный день, который вбит, как гвоздь, в начало христианской эры. Тогда Крест окружала толпа гораздо более многочисленная. В ней были друзья, в ней были враги, а более всего было любопытных. Но вскоре любопытные в ужасе рассеялись. Их испугали грозные явления природы: солнце померкло, земля содрогнулась, камни раскололись и мертвые поднялись из гробов. Народ бежал с Голгофы в страхе. «И весь народ, сошедшийся на это зрелище, видя происходящее, возвращался, ударяя себя в грудь» (Лк. 23, 48).

Не все могли убежать от Креста. Разбойников удерживали гвозди, пронзившие руки и ноги. Воинов удерживала на посту воинская дисциплина. Матерь Божию, учеников и мироносиц удерживала любовь. Им некуда было идти: «К кому нам идти? Ты имеешь глаголы вечной жизни. И мы уверовали и познали, что Ты Христос, Сын Бога живаго» (Ин. 6, 68-69).

И мы сегодня с надеждой смотрим на Крест Христов, вынесенный на средину храма, как бы в центр нашего внимания. Бог умер на Кресте и погребен во гробе. Бог – Истина и Слово – вошел в страдание и наполнил его смыслом. С этого времени страдание может быть осмыслено и понято. По слову пророка Исаии, «Он изранен был за грехи наши и мучен за беззакония наши; наказание мира нашего на Нем, ранами Его мы исцелились». (Ис. 53, 4-5). Страдания Христа имеют для нас искупительную цену: Христос прошел тот путь, которым каждый человек восходит к Царству Божию и вечной славе. Если мы приникнем к этому Кресту сердцем, то услышим, как Христос зовет нас последовать Ему: «Кто хочет идти за Мной, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мной» (Мф. 16, 24). «Кто не берет креста своего и следует за Мной, тот не достоин Меня» (Мф. 10, 38). «Кто не несет креста своего и идет за Мной, не может быть Моим учеником» (Лк. 14,27).

«Крестом» Христос называет скорби. Христос не призывает искать страданий. Это был бы жестокий и бессмысленный призыв. Стремиться к страданию может только душевнобольной человек. К страданию незачем стремиться. Оно есть простая очевидность нашего существования. У человека нет выбора: страдать или не страдать. Страдание входит в нашу судьбу без позволения и оставляет нам на выбор: либо с терпением и смирением испить его чашу, либо бунтуя и негодуя. Христос призывает с терпением принять скорби, которые встречает человек на жизненном пути, ибо «многими скорбями надлежит нам войти в Царство Божие» (Деян. 14,22). Эти скорби можно разделить на три части. Каждая из них составляет особый крест.

Первый крест слагается из жизненных невзгод. Это болезни, клевета, обиды, утраты, лишения. Это крест внешних скорбей. Если мы доверяем Промыслу Божию, который ведёт к возрождению и обновлению через жизненные невзгоды, мы принимаем их с терпением.

Второй крест возникает в подвиге покаяния. Это скорби, связанные с изменением своего сознания и образа жизни. Покаяние начинается с того, что человек увидит себя таким, как есть. Обычно мы видим себя через призму самолюбия. В других находим недостатки, а в себе – достоинства. Когда у человека откроются духовные очи, он увидит свою греховную нечистоту, свою вину и исполнится величайшей скорби. Эта скорбь может привести на грань отчаяния. Если человек побеждает отчаяние молитвой и трудится над очищением своей души, Церковь уподобляет его труд мученическому подвигу.

Третий крест несут немногие избранники Божии. Крест бескорыстной любви и преданности Богу. В самоотверженной любви человек забывает самого себя и находит смысл существования в служении Богу: «Аз ношу язвы Господа Иисуса на теле моем»(Галл.6, 17); «Аз сораспялся Христу, и уже не я живу, но живет во мне Христос» (Гал. 2, 19-20).

В голгофских событиях Св. Евангелие показывает нам вечные прообразы трех крестов. Когда Христа осудили на смерть, воины возложили на Его плечи крест и повели на Голгофу. Накануне Господь провел сутки без пищи и сна. Его томили допросами. Допрос у Анны, допрос у Каифы, допрос у Ирода, бичевание и поругание у римских воинов. Теперь страшная процессия потянулась к городским воротам. Впереди шли осужденные на распятие. Они несли на плечах кресты. За ними шли воины. Дальше шли апостолы, мироносицы, иерусалимские женщины, плачущие о Христе. А за ними шла толпа любопытных. На этом пути человеческие силы Христа изнемогли, и Он упал под своим крестом. Шествие остановилось. В это время с поля возвращался человек, имя которого сохранило Евангелие: Симон Киринеянин (Мр.15, 21). Воины остановили его и велели нести крест Христа на Голгофу. Симон был случайным человеком. Он не знал Христа. Но он безропотно возложил на свои плечи крест и понес. Он сделал это из послушания. Крест, который взял на свои плечи Симон, является прообразом первого креста – внешних скорбей. Когда христианина постигают болезни, обиды, лишения, он несет их по послушанию Промыслу Божию в терпении.

Прообраз второго креста мы находим в кресте благоразумного разбойника. В последний час своей жизни он заглянул в глубину сердца и нашел в нем только пустоту и мрак. Страшно осознать свою вину в минуту смерти, когда поздно что-нибудь изменить. Но благоразумный разбойник преодолел отчаяние молитвой: «Помяни меня, Господи, когда приидешь в Царствие Твое» (Лк. 23, 42). Крест благоразумного разбойника стал прообразом подвига покаяния, который несёт каждый христианин. Прообразом третьего креста – бескорыстной любви и преданности Богу – был крест Самого Господа Иисуса Христа. Этот крест исполнен непостижимого величия. О нем следует не говорить, а только благоговейно молчать.

Если страдания Христа имеют для нас искупительную цену, почему каждый христианин должен нести свой крест? Крест Христа – животворящий. Он источает благодатную силу. Человеческий кресты являются теми каналами, через которые благодатная сила Креста входит в человеческую душу. На Кресте совершилось наше искупление. Несение креста приобщает каждого к совершённому искуплению.

В Святом Евангелии есть прообраз еще четвертого креста. Это такой страшный крест, от которого да избавит Бог каждого из нас. Это крест второго разбойника. Крест бесплодных страданий. Злодей, распятый на том кресте, причинил много страданий людям. Теперь он сам умирал в лютых муках. Страдание всегда страшно. Христос просил избавления от страданий. «Отче! О, если бы Ты благоволил пронести чашу сию мимо Меня!» (Лк. 22,42). Евангелист добавляет: «И, находясь в борении, прилежнее молился; и был пот Его, как капли крови, каплющие на землю» (Лк. 22, 44). Страдание – не только мучительное, но и опасное испытание. Страдание может отворить человеку духовные очи: Чем ночь темней, тем ярче звезды, Чем глубже скорбь, тем ближе Бог. Но страдание может заслонить собой Бога. Страдание может умягчить сердце и привести к покаянию. Страдание может ожесточить сердце и ввергнуть в отчаяние. Тогда человек хулит Бога, проклинает бытие и час своего рождения. Такое страдание не ведет к Царству Божию и вечной жизни. Оно никуда не ведет. Оно зацикливается в своей безысходности. Под ним разверзается бездна. Поэтому Христос заповедал молиться: «не введи нас во искушение».

Есть достоверное свидетельство о том, как страдание заслонило собой Бога в сознании мальчика на всю жизнь. Французский мыслитель Жан Поль Сартр до 12 лет был верующим мальчиком. Однажды он читал книгу. В доме погас свет. Он встал из-за стола. Дверь была открыта. В темноте он ударился об нее коленом и ощутил сильную боль. «В этот момент, - пишет Сартр, - я понял, что мир жесток, и навсегда утратил веру в Бога».

Нередко говорят, что мир жесток и что не может управлять им Бог, Который есть Добро и Милость. Страдание называют аргументом атеизма: если есть зло, значит нет Бога. Неубедительный аргумент: из того факта, что зло нередко торжествует, вовсе не следует, что оно – вечно.

Отвергнувший Бога не избежит страданий. Он столкнется лицом к лицу с апофеозом страдания- бессмысленностью и бесплодностью. Мука затмевает смысл. Это и есть четвертый крест. И знаете, с чего он начинается? С ропота. Сперва, мы впадаем в уныние. Потом жалуемся на свою судьбу. Потом теряем надежду и начинаем роптать на Бога. Потерять надежду – значит все потерять: Бога и жизнь вечную. Четвертый крест начинается с ропота, а заканчивается разрывом человека с Богом и отчаянием.

Страшен крест нераскаянного злодея, который богохульствует в муках. Да избавит Бог от этого креста. С терпением и смирением понесем кресты свои вслед Христу: «Кто Мне служит, Мне да последует, и где Я, там и слуга Мой будет» (Ио. 12, 26).

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Спасибо!