Виктория Сенчугова

В конце мая прихожане нашего храма под духовным руководством протоиерея Кирилла (Борисова) совершили паломническую поездку к святыням Псковской земли.

Наша поездка проходила по местам отцов-пустынножителей Псковской земли. Первое место, которое мы посетили – бывший Озерский Покровский моастырь, место подвигов преподобного Иллариона Гдовского, ученика преп. Ефросина Псковского. Пустынник, питаясь травами и кореньями, очищал ум духовным созерцанием и пребывал в непрестанной молитве. Он нес подвиг столпничества – молился в дупле сосны. До сих пор это дерево сохраняется.

Место и сейчас труднодоступное, мы долго добирались на автобусе по проселочным дорогам, а потом шли по весеннему лесу к переправе, где нас уже встречали отец Евгений с матушкой Ольгой, трудами которых восстановлен Покровский храм. Храм стоит на реке Желче, на полуострове, окруженном лесами и болотами. С пением пасхального тропаря мы переправились на полуостров на маленьком пароме, рассчитанном на 8-10 человек.

Отец Евгений рассказал нам о непростой истории монастыря, об упразднении монастыря при императрице Екатерине II и о восстановлении Покровского храма в XIX века после дивных явлений, свидетелями которых были местные жители.

В 1916 года здесь на праздник прп. Илариона служил епископ Гдовский Вениамин (Казанский), с 1917 года — митрополит Петроградский и Гдовский, ныне причисленный к лику святых в чине священномученика. Помимо желания помолиться у мощей прп. Илариона, владыку связывало с этим удаленным уголком Петроградской епархии то, что с 1913 года до лета 1917 года в Покровской Озерской церкви служил его младший брат — священник Григорий Казанский.

Разрушенный в годы Советской власти храм стал восстанавливаться в 1993 году по благословению архиепископа Псковского и Великолукского Евсевия и по молитвам старца протоиерея Николая Гурьянова. Отец Николай благословил отца Евгения служить в этом храме, когда он был тяжело болен, сказав, поселишься здесь – проживешь еще 50 лет. Они с матушкой Ольгой уехали из Петербурга и начали восстанавливать храм. Как описывает отец Евгений, в храме все требовало ремонта, кроме пола, который чудесным образом сохранился. В куполе была сквозная дыра, так как сруб, из которого был сделан купол, частично сгнил. В западной части храма кирпичный свод дал трещину по центру. В боковых приделах крыши провалились, а полы полностью сгнили. Супруга разделяла с отцом Евгением всю тяжесть нелегкого труда по возрождению храма и написала книгу «Тихая радость» об истории восстановленной ими церкви Покрова Божией Матери.

Храм восстановили к 2009 году, причем окончательный монтаж иконостаса был сделан 24 августа 2009 года в день памяти старца прот. Николая.

Отец Евгений и отец Кирилл отслужили молебен с акафистом преп. Иллариону, мы приложились к гробнице преп. Иллариона и пошли к месту, где стояла хижина преподобного и сохранилась 850-летняя сосна, в дупле которой преподобный молился. Дендрологи определили, что дереву было 250 лет, когда было выдолблено дупло и дерево прекратило свой рост. Мы помолились в часовне, внутри которой сейчас находится ствол сосны, и сфотографировались на память.

Отец Евгений рассказал, как чудесным образом восстанавливалась часовня, когда денег на ее строительство не было вообще. Было только большое желание ее построить и благословение о. Николая. Когда о. Евгений начал строительство, то просто руководствовался словами старца: «А вы начните, и все будет».



4 часа пролетели незаметно, мы прощаемся с отцом Евгением и его матушкой, с сожалением покидаем удивительное благодатное место и идем на обед в деревню. Наваристая уха из свежих лещей на костре, копченые лещи, чай из самовара – после нескольких часов на свежем воздухе все с аппетитом приступили к еде, нахваливая гостеприимных хозяев.

Далее наш путь лежал в Трутнево, где по преданию было явление Богородицы с младенцем.

Около этого места находилось поместье Трутнева, который хотел построить на ручье мельницу, но все что было построено за день, на другой день оказывалось разрушенным. И тогда он приказал мужикам охранять плотину по ночам, чтобы больше никто не посмел ее разрушить. И вот в одну из ночей раздался страшный грохот, и плотина вмиг рассыпалась. Мужики выскочили из засады и увидели в ночи, как по долине реки идет Богородица и ведет за руку младенца. Ступая по камням, они вошли в стену ущелья (на этом месте образовалось небольшая пещерка), а на камне остался след от стопы Богородицы. Понял строитель, что нельзя в этом месте строить мельницу, урочище Божией Матери принадлежит. Известны чудеса исцеления от камня со святым следом Богородицы, а каждую шестую пятницу по Пасхе совершается сюда из соседних деревень крестный ход в честь Божией Матери.



Спускаемся в ущелье по крутой железной лестнице. Живописные холмы красного песчаника, нежная листва, освещенная лучами вечернего солнца, шум леса и журчание темной воды ручья. Мы умылись водой из каменной «стопочки», помолились около пещерки и поехали в Спасо-Елеазаровский монастырь, основанный прп. Евфросином (Елеазаром), Псковским чудотворцем.

Псковский Спасо-Елеазаровский монастырь не самая известная монашеская обитель, но по значимости для России, для судеб человечества он занимает особое место в мировой истории.

Именно сюда, в пустынный, среди глухих лесов расположенный монастырь, как эстафета преемственности от Византии к России была принесена Цареградская икона Божией Матери – дар Константинопольского Патриарха Геннадия II. Здесь спустя столетие старец Филофей сформулировал идею вселенской ответственности России за православие, за человечество: «Два Рима в ересях падоша, третий Рим стоит – Москва, а четвертому не быти».

Монастырь изначально отмечен особенными чертами – высоким аскетизмом монашеской жизни и миссионерской направленностью.

Преподобный Евфросин (Елеазар) желал уединения в пустынном месте, но к нему стеклась братия, которая просила его основать монастырь. Был преподобный Евфросин молитвенником, настоящим старцем. Подобно преподобному Сергию Радонежскому, он стал учителем многих подвижников, которые, выйдя из его обители, по благословению старца, основали на Псковщине десять монастырей и были прославлены в сонме святых, - Савва Крыпецкий, Досифей Верхнеостровский, Иларион Гдовский, Онуфрий Мальский и другие. По смирению своему преподобный Евфросин, основав обитель, не стал ее настоятелем и даже не получил священнического сана, первым Елеазаровским игуменом был Игнатий, тоже прославленный в лике святых.

Уже поздно вечером мы подъехали к Спасо-Елеазаровской обители. Нас радушно встретили монахини и после трапезы мы прошли в собор Трех Святителей, где помолились у Цареградской иконы Божией Матери и древней иконы Спаса Елеазаровского. Эта удивительная икона Спаса Вседержителя, написанная в середине XIV века – один из единичных сохранившихся древнейших памятников псковской иконописи. Она была обретена в 1352 году, а после закрытия Великой Пустыни, построенной на месте чудесного явления этой иконы, святыню перенесли в Елеазарово. Чудотворная икона Всемилостивого Спаса много раз спасала псковичей от мора, массовых пожаров, разбойничьих отрядов.

После собора заходим в часовню, где погребена первая игуменья обители – матушка Елизавета (Беляева), воспитанница старцев Троице-Сергиевой лавры и последних стариц дореволюционной Дивеевской обители. Владыка Евсевий благословил её возглавить восстановление Елеазаровского монастыря. Благословение владыки подтвердил старец Николай (Гурьянов), ему было открыто, что она сможет возродить Спасо-Елеазаровский монастырь. Он до самой своей кончины помогал сначала послушнице, затем монахине, а потом и игуменье Елизавете молитвой и утешением. И свершилось чудо. Монастырь был восстановлен. Профессиональные строители, увидев в каком состоянии находились монастырские руины, утверждали, что обитель можно восстановить лет за 20 – 30 при бесперебойном и достаточном финансировании. Матушка Елизавета управилась за 7 лет. Но титанический труд, бессонные ночи, постоянные разъезды и невероятное нервное напряжение подорвали ее здоровье и 4 июня 2010 года в возрасте 54 лет игуменья Елизавета отошла ко Господу. Вечная память!

Сейчас даже трудно представить, что монастырь был разрушен – перед нашими глазами гармоничный белоснежный архитектурный ансамбль, ухоженная территория с живописным прудом и цветущими тюльпанами, пробуждающаяся природа, в воздухе разлиты мир и тишина.

Располагаемся на ночлег в прекрасной монастырской гостинице.

Рано утром едем на пристань. Садимся на 2 катера и по узким протокам реки через густые заросли камыша и тростника выезжаем на просторы озера и плывем к Талабским островам.



Мы высаживаемся на острове Залит и идем на могилу старца протоиерея Николая (Гурьянова). Архимандрит Иоанн (Крестьянкин) свидетельствовал об отце Николае, что он является «единственным, по-настоящему, прозорливым старцем на территории бывшего СССР». Он знал волю Божие о человеке, многих направил по кратчайшему пути, ведущему ко спасению.

На озере псковском есть остров известный,
Где храм Николая святого вознес
Огромный свой крест высоко в поднебесье.
Здесь батюшка праведный подвиг свой нес…

Но время так мчится, неумолимое.
Призвал к себе старца давно уже Бог.
А память - лампада неугасимая,
Что в душах людских он любовью возжег.

И люди могилку теперь посещают.
Нет батюшки больше, лишь холмик и крест.
Незримую помощь отца Николая
Они получают теперь уж с небес.
(Ольга Доронина)

Отец Кирилл отслужил панихиду на могиле старца, помазал нас елеем от лампады, и мы пошли на литургию в храм Николая Чудотворца, где служил отец Николай.

После причастия идем к домику отца Николая. Маленькие кухонька и келия, все очень просто, скромно, аскетично, на стенах множество икон, на столиках мощи святых, книги. Мы прикладываемся к мощам и иконам, епитрахили, шапочке, подряснику отца Николая, тихонько молимся.

Переезжаем на соседний остров – Верхний, где учеником преп. Ефросина – преп. Дорофеем (в схиме Досифей) был основан мужской Петропавловский монастырь. Первыми насельниками монастыря стали бывшие разбойники и каторжники, скрывавшиеся на этом острове. Настоятель храма иерей Сергий (Демидов) рассказал нам о древней истории монастыря, о его восстановлении по благословению Владыки Евсевия и отца Николая. Мы крутым каменным ступеням с зажженными свечами спускаемся в нижний пещерный храм преп. Досифея XV века, молимся, поем тропари и как будто переносимся в те далекие времена, когда христиане собирались в катакомбах. Отец Сергий рассказывает, что предположительно здесь находятся мощи основателя монастыря и уже получено благословение на начало раскопок.



С нашим гидом идем по острову, он достаточно пустынный, если до революции на Талабских островах жило около 4000 человек, то сейчас на Верхнем острове прописано около 20 человек.

Идем на место бывшего скита монахов, который находится в лесу неподалёку. Солнечная песчаная горка с деревянным крестом и цветущими елями. Тишина, только легкий шум волн озера. Чуть дальше – горка Досифея, где стояла келья преподобного, он любил здесь в одиночестве молиться. Мы ложимся на теплую мягкую землю горки, смотрим в прозрачное голубое небо и тихо поем величание.

Гид ведет нас в реликтовую еловую рощу смотреть серых цапель. Громадные птицы мягко кружились над верхушками высоченных елей, опускались в свои гнезда, из которых торчали крошечные головки птенцов.

Нам уже надо собираться в обратный путь. Быстро идем по залитому солнцем острову, садимся на кораблики и отчаливаем. Катера буквально летят по поверхности воды и вот мы уже на причале.

Жалко прощаться с гостеприимной Псковской землей, но мы надеемся еще сюда вернуться.

Все святые в земле Псковской просиявшие, молите Бога о нас!

Фото Наталия Моисеева

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]